Чёрная быль о Чёрном море

Из книги Л.Н.Згуровской "Диковинки Чёрного моря"


На выступы скал
посылая удар за ударом,
что прячет оно в недоступных
глубинах?
Как много, как мало
оно отдавало нам даром,
горбатя свою
вековую рабочую спину.

А. Абаева

 

Начнём этот очерк с самого болезненного - с загрязнения моря. В его бассейн ежегодно сливаются миллиарды тонн сточных вод и треть их - без надлежащей очистки. Одной нефти поступает 100 000 тонн, не считая гербицидов, ядохимикатов, радионуклидов, тяжёлых металлов, фекальных вод и прочей дряни. В связи с этим в 1987 г. зафиксирована заморная зона в море, где вся рыба всплыла брюхом вверх на огромном пространстве. В 1997 г. число заморных зон возросло до десяти. Всего за десятилетие - с 1990 по 2001 год - сброс загрязненных промышленных и бытовых стоков возрос по количеству вдвое.

Черноморский флот только за сутки сбрасывает в море 7000 м3 загрязнённых вод и 10 000 тонн нефтепродуктов. На дне Севастопольской бухты местами скопилось 120 000 тонн нефтесодержащих осадков. Ущерб рыбному хозяйству в связи с этим составил 122,5 миллиона долларов, а Украина в целом из-за загрязнения Чёрного моря теряет ежегодно 1,7 миллиарда гривень.

Добытчики нефти и газа со дна моря тоже загрязняют Чёрное и Азовское моря. Приплюсуйте сюда безмерный по своему отрицательному воздействию на фауну и флору этих морей вклад Чернобыля. Днестр, Буг, Дунай, Днепр несут с собой ежегодно миллионы тонн отравленных вод.

За последние 20 лет из-за загрязнения моря погибло 5 миллионов тонн рыбы. Со страшной быстротой обедняется видовой состав обитателей моря. Из 23 видов промысловых рыб в недалеком прошлом осталось едва ли 5. Потеряли своё промысловое значение скумбрия, пеламида, камбала, барабуля, кефаль, белуга, морской окунь, сельдь, горбыль, атерина, ставрида, ёрш, бычки и др. Пятнадцать видов морских рыб занесены в Красные книги. Там же 6 видов крабов, несколько видов водорослей, все три вида дельфинов, а тюлень-монах обжил страницы Международной Красной книги.

Главная «заслуга» в этом, как считают ученые, принадлежит нефти и тяжёлым металлам. Западногерманские ученые подсчитали, что если одновременно вылить содержимое всего лишь 12 танкеров, то этого хватит для того, чтобы уничтожить жизнь во всех океанах. Наиболее губительно сказывается токсическое действие нефти на икре и рыбьей молоди, другими словами, на будущем Чёрного моря. Икра и мальки в сотни раз по чувствительности к ней превосходят взрослых особей. Ихтиологи в некоторых заражённых нефтью районах Чёрного моря находили до 80% погибших икринок промысловых рыб.

Отравлена не только морская вода, но и берега. Почвы их перенасыщены ядохимикатами, минеральными удобрениями, гербицидами. На берегах моря располагаются сотни и сотни гектаров виноградников, рисовых чеков и других площадей, занятых под посевы зерновых, посадки табака. Там же много животноводческих ферм, птицефабрик, и во время дождей вся грязь, вместе с ядохимикатами, дождевыми потоками смывается опять же в море. Большая «заслуга» в деле загрязнения Чёрного моря и Крыма в целом принадлежит наземному транспорту. Предельно допустимые нормы тяжёлых металлов - 20-25 мг на 1 кг сухой почвы, а в почвах морского прибрежья Ялты эти цифры доходят до 100, 250 и 500 мг/1 кг. Это очень тревожные цифры, так как вся ядовитая грязь опять же смывается либо прямо в море, либо проникает в грунтовые подпочвенные воды. Не лучше, если не хуже, обстоят дела в Азовском море. По сравнению с 1955 г. количество рыбы в нем уменьшилось в 36 раз, а за последнее десятилетие, с 1990 по 2000 г. положение ещё более усугубилось. Очень тревожно сокращение жизнеобитаемого слоя Чёрного моря. Если раньше предельные глубины жизни стабильно определялись 200 метрами, то ныне они уже меньше, и, поднимаясь вверх, сероводород губит всех морежителей. Как тут не вспомнить вещие слова Ю. Нагибина: «Природа мстит самоуничтожением за всякое бездумно-грубое вторжение в её бытие...».

Постепенное умирание всего живого в море можно проследить на примере Каркинитского залива. Свыше тысячи гектаров акватории залива утратили сейчас свое рыбохозяйственное значение, так как расположенный на его берегу завод по производству брома из года в год сбрасывал в залив ядовитые отходы своего производства.

Недавно рыбою и птицей
Залив был весел и богат.
Теперь глядит пустой глазницей
И на рассвет, и на закат.
Кипел он пеною кровавой,
В смертельной муке
Рвался ввысь.
Когда химической отравой
Морские травы налились...

В. Орлов


Гибель залива началась с исчезновения растительности, затем погибли рачки, моллюски, икра, все личинки и мальки, и, наконец, рыба. А ведь когда-то до 70% всего крымского вылова камбалы, кефали и осетровых рыб приходились на этот залив. Загрязнение Чёрного моря привело к тому, что каждый из морежителей избирательно накапливает в своём теле различные загрязнители. У некоторых из рыб в жабрах, печени и других органах ученые обнаружили в сотни и тысячи раз более высокие концентрации ртути, свинца, радиоактивных веществ, ядохимикатов, тяжёлых металлов, чем в равной по объему морской воде. При этом разные обитатели моря накапливают кто свинец, кто - ртуть, некоторые - медь, а кое-кто из рыбьего племени всесторонне «богат» на всякую ядовитую дрянь. Асцидии, к примеру, перенасыщены ванадием, радиолярии - стронцием, осьминоги - медью, медузы - цинком, у мидий целый «букет» вредных веществ, а белуга вообще уже превратилась в живое вместилище ртути. В камбале-калкане, вкуснейшей рыбе Чёрного моря, количество меди превышает все допустимые нормы, бычки напичканы хромом, а сельди почему-то «полюбился» кадмий. Врачи всерьез поговаривают о том, что рыба, выловленная в ряде регионов моря, может стать опасной для здоровья. Вот и верь после этого сербской пословице, согласно которой «Рыба всегда здоровее того, кто её ест». Сейчас именно человек здоровее своего рыбного «меню».

Добавим к этому, что ихтиологами в море отмечены непонятные рыбные болезни. Вот уже несколько лет какая-то странная болезнь преследует вышеупомянутую камбалу. Ученые считают, что это связано с захоронением на дне моря ядерных отходов. Уже отмечаются случаи различных врожденных уродств среди рыб. В «Крымской газете», года три назад, появился снимок странной морской лисицы. Алуштинец В.Н. Борисенко поймал морскую лисицу, напоминавшую по облику какой-то подводный птеродактиль, в чем читатель может убедиться взглянув на фотографию. В массе болеют сейчас кожными хворостями и дельфины, у них же участились абортированные выкидыши у самок, дельфины же периодически выбрасываются на берег, тоже, надо полагать, не от хорошей жизни в здоровой морской среде.

 

 



Вот так уродует отравленная морская среда своих «детей» в наше время.
Слева нормальная морская лисица, справа - мутант.
(Фото С. Маринчака).

 

Теперь о пляжах и отдыхающих на берегу моря. Подсчитано, что в разгар пляжного сезона (июнь-август) на каждого отдыхающего приходится на популярных пляжах не более чем 6-7 см береговой линии. Можно представить, что оставит к вечеру на берегу моря такое скопище людей. Число купающихся гостей в Крыму в 2001 г. приближалось, по одним данным, к 5-6, по другим - к 8-9 миллионам. Каждый из отдыхающих хочет бросить в море камень, увезти парочку засушенных крабов или морских коньков, зажарить на берегу в костре полсотни мидий, подстрелить из подводного ружья пару-другую кефалей, вышвырнуть на берег мешающую плавать медузу. Помножьте теперь все это на 8-9 миллионов. Ю.П. Зайцеву, автору многих научно-популярных книг о море, в его бытность во Франции, запомнился на пляже плакат, на котором было написано: «Маленькая рыбка станет большой, если только Господь Бог и... отдыхающие позволят ей жить...» и дальше: «Если вы переворачиваете камни, возвращайте их на место... Они дают приют тысячам животных, необходимых для поддержания природного равновесия у побережья».

Положение усугубляется, тем, что даже в том случае, если гости и сами крымчане не занимаются ничем из вышеперечисленного, а просто купаются, все равно они причиняют много беспокойства обитателям моря. Животные прерывают свои привычные занятия, им надо укрываться, пережидать, уходить поглубже. Это если могут уйти, а если нет? Если некоторым, рыбам и крабам для нормальной жизни и размножения нужно именно это неглубокое, теплое и хорошо освещенное пляжное прибрежье? Действительно, в песке, в гальке и на урезе воды жизнь так и кипит. Тут и рачки, и моллюски, всевозможные личинки, яйца, насекомые и ещё множество всяких мелких поселенцев. Все они - неотъемлемая часть единого целого, называемого прибрежным биоценозом. В наших силах либо сохранить, либо разрушить эти хрупкие очажки жизни. И хорошо, если мы не будем преследовать и бездумно умерщвлять в море ничего живого и выбрасывать на берег медуз и водоросли. Ведь пляжи в Крыму займут вскоре, по прогнозам, чуть ли не всю протяженность побережья, и не секрет, что в прилегающих к пляжам частях моря давно уже выбиты все крабы, содраны с подводных скал все мидии и устрицы, погибли крупные водоросли-макрофиты, разогнаны рыбы, привыкшие нереститься в солнечном теплом мелководье (морские собачки, бычки и др.).

Еще вот о чем: банки стеклянные и металлические, полиэтиленовая и пластиковая тара, бутылки, пачки от сигарет, изношенная обувь, отслужившие свой срок автопокрышки, кухонные отбросы с корабельных камбузов, продуктовая картонная тара - всем этим человек тоже щедро одаривает море. А между тем подсчитано, что стеклянные банки и бутылки исчезнут со дна моря только через тысячу лет, полиэтиленовые пакеты через 20 лет, нейлоновые изделия будут плавать в море 30-40 лет, консервные металлические банки продержатся 500 лет, полистирол, который выброшен в море нашим современником, далекие потомки увидят через 1000 лет. Даже окурки и сигаретные пачки держатся от года до 5 лет. Английские статистики подсчитали, что в год на морское дно попадает в среднем от 450 до 530 миллионов бутылок и ещё больше консервных банок, не говоря уж о пластиковых и полиэтиленовых пакетах. Последние особенно опасны для дельфинов. Случайно сунув в них головы, они задыхаются и гибнут.

Во Франции есть любопытный музей - «Музей загрязненного моря», и набор экспонатов в нем действует на воображение самым угнетающим образом. Не правда ли великолепный подарок от цивилизованного человечества Мировому океану - своему извечному кормильцу? Вот уж действительно, ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

Неблагоприятно сказывается на обитателях Чёрного моря и перенаселенность его военными, нефтеналивными, пассажирскими и прогулочными судами. То же можно сказать о катерочках на крыльях, водных велосипедах, яхтах и пр. Современные быстроходные суда уничтожают массу икринок. Так, на пути из Одессы в Батуми среднее по размерам судно повреждает около миллиона икринок хамсы. Особенно губительны ночные рейсы, так как большинство рыб нерестится ночью.

Вот такие невеселые дела, а между тем спрос на рыбу и различные морепродукты растет из года в год. В 1850 г. во всем мире был выловлен 1 миллион тонн рыбы, спустя 100 лет, в 1963 г., выловили 46 миллионов, потом эта цифра возросла до 70 млн. В 1940 г. улов рыбы и дельфинов причерноморскими странами составил 86 000 тонн, а в конце 70-х годов только рыбы эти же страны добыли 250 000 тонн, т. е. в три раза больше. В 2000 г. человечеству требовалось 100 млн. тонн морепродуктов для удовлетворения потребности в белке, а если население Земли превысит, как ожидается, 6 миллиардов и если к этому времени нашими усилиями Мировой океан окончательно «почиет в Бозе», что будем делать? Ж.-И. Кусто подсчитал, что в течение 50 лет более 1000 видов морских животных исчезли безвозвратно, а ведь с исчезновением только одного вида страдает по цепочке все, начиная от водорослей и рыбьих мальков до многопудовых дельфинов. «За последние 20 лет, - пишет Кусто, - жизнь в океане уменьшилась на 40%... она исчезает с потрясающей быстротой... Океан умирает. Он болен по вине человека!».

Известный журналист Г.Н. Остроумов - тоже об океане и тоже малоутешительно: «Океан достаточно велик чтобы дать планете голубой цвет, но беспомощен, как дитя, когда на него идут в наступление отходы человеческой цивилизации». Пострадает, разумеется, и человек, на которого тоже и очень успешно идёт в наступление то, что он натворил на Земле. Об этой самой цивилизации известный учёный Жан Анри Фабр более ста лет назад пророчески предупреждал: «Человек погибнет, убитый непомерным ростом того, что он называет цивилизацией».

Читатель может спросить: почему автор зациклился на океанах, ведь речь в книге о Чёрном море? Но это море, точно так же как и Средиземное, не замкнутый бассейн, оно тесно связанная с ним часть Мирового океана, и потому беды общие, и судьба общая.

Поговорим о рыбаках. Их в мире необозримое множество, и с каждым годом число их растёт. Если в цифрах, то где-то более 60 миллионов. Это тех, что с билетами, прочих наверняка раза в два больше. В СССР к 1980 г. было зарегистрировано 20 млн. рыбаков, и многих из них можно причислить к категории браконьеров. Сколько их? Зачем гадать, перелистайте подшивки хотя бы крымских газет, и ответ «выплывет» сам собой. Усилиями браконьеров 5 видов осетровых рыб попали на страницы Красных книг. Подсчитано, что четыре из каждых пяти килограммов добытых осетровых, достаются браконьерам. Насчитываются десятки незаконных рыболовецких бригад. В одной Керчи их 50. В Ленинском районе - 100. Как признали даже представители МВД Украины и России на международной конференции «Азовский бассейн - XXI век», море сегодня контролируют не государство, а мафия, полностью подчинившая себе производство осетрины, балыка и икры. И разве речь только об осетровых? В Балаклавской бухте, куда приходила на зимовку молодая кефаль чулара, на дне - сотни и сотни килограммов мёртвой рыбы с порванным браконьерскими крючками-драчками телом. Эти крючки делаются кустарно из стальной проволоки с остро заточенными двойными и тройными жалами. Они смертельно калечат рыбу. А возьмите камбалу. Сколько её зря гибнет на дне, раненной теми же браконьерскими крючьями! Не кладут охулки на руку и браконьеры из Турции, которые особенно оживляются весной, когда камбала идет в свои традиционные места на нерест, и это несмотря на то, что «ловить рыбу в это время все равно, что бить птицу на гнездах». Но ведь кто об этом думает, если цена за килограмм камбалы на турецких рынках доходит до 6-10 долларов, и на этом незаконном лове делаются целые состояния? Случалось, что рыбоохрана снимала сети протяженностью 2,5 км, а у Тарханкута как-то одновременно вели промысел около 40 заморских шхун. Общая сумма выметываемых ими сетей приближалась к 200 км. Не боятся закордонные браконьеры добывать рыбу и донными тралами, а ведь тралы эти запрещены законом по всему миру*. Возьмём свежайший пример: в марте 2002 г. пограничниками было остановлено турецкое судно с богатым уловом камбалы, но львиную долю его турки успели вывалить за борт. Надо полагать, что вместе с рыбой вывалил человек за борт такую ненужную, обременительную сейчас «вещь», как совесть, а ведь, согласно словам доктора наук К. Зелинского, «поведение человека в природе - это зеркало его души». Темное получается зеркало, беспросветное. Не срабатывает на благо рыбьего «народа» и разделение моря на межгосударственные части. Треть моря принадлежит России, две трети - Украине, и на этой почве случаются всякого рода опять же пограничные конфликты, всякие драчки-ругачки на темы, кому, что и сколько ловить, где ловить, стремление урвать из-под носа соперника побольше, что поближе и получше, игнорируя всяческие законы и ограничения. Куда бедному рыбьему народу податься (свои бьют!), у кого искать защиты?! Вот такие риторические вопросы. Сами себя, выходит, обворовываем. Биолого-экологическая безграмотность тех, кто добывает в море крабов, моллюсков, рыбу, дельфинов, тюленей, тоже беда. Эта безграмотность успешно срабатывает на дело обеднения моря и, в конце концов, на его погибель. Об этом Ж.-И. Кусто пишет: «Все время одна и та же история! Средиземноморские рыбаки убивают последних тюленей, истребляют дельфинов, потому что видят в них... прямых конкурентов и так далее. Ни один из «тружеников» моря не представляет себе реальных масштабов последствий своих деяний. Ни один из них и не пытается понять во всей сложности и полноте суть экологических законов, благодаря которым он сам существует... Как будто океан может в одночасье начать «изготовление» одних только «полезных» видов. Глупость из глупостей! Для одного «полезного» вида необходимо наличие десяти, может быть, и тридцати «бесполезных», «безразличных» или даже «вредных» видов». Плохо то, что человек, как считал автор книги «Популярная экология» П. Фабр, «оказался у кормила биосферы, не зная правил навигации».

Теперь о подводной охоте. Человека, вооруженного подводным ружьем, называют «спортсмен-охотник». Именно этих спортсменов и не хватает сейчас на голову отравленного, погибающего моря с жалкими остатками ранее богатого видами рыбьего народа, а между тем число этих охотников растет. В конце 70-х годов их во всем мире было 5-6 млн. Сейчас несравненно больше, и бьют они рыбу у нее «дома», то есть там, где она испокон веков зимовала, нерестилась, была уверена в своей безопасности, и, следовательно, оказалась наиболее уязвимой и беззащитной. Эта подводная охота, вкупе с перенаселенными пляжами, превратила сотни километров прибрежных вод Чёрного моря в безжизненную пустыню. Кусто говорил в связи с этим: «Ружье - вот абсолютное отрицание мудрости!». А его сподвижники-каллипсяне считают, что «лучше наблюдать, как рыбы живут, чем как они умирают на гарпуне». Во Франции принят закон, регламентирующий подводную охоту, и за этим строго следят. У всех должно быть разрешение на охоту, и все должны быть членами клуба рыболовов.

А как у нас? На пляжах чуть ли не каждый десятый с подводным ружьем, и вряд ли кто интересуется, есть ли на него разрешение. Единственное утешение в том, что отстреливать уже почти некого, а те остатки крупных рыб, которые регулярно выбивались, научились держаться от ружей на недосягаемом расстоянии. Больше того, рыбы, как писал Кусто, стали разбираться в марках этих ружей. Если дальнобойное - держатся, соответственно, подальше, на 3-4,5 м, а если ружьишко так себе, из обычных, то могут подпустить и на полтора метра, зная, что на этом расстоянии гарпун для них безопасен. Прямо как бы осмысленная оборонительная тактика. Вот и считайте после этого морежителей животными, стоящими чуть ли не на низшей ступени развития, которым не дано ничего из того, что присуще высокоразвитым наземным животным. Доходило до того, что люди даже задавались вопросом «а чувствуют ли рыбы боль?».

На самом деле рыбам доступны все поведенческие аспекты, которые характерны и для наземных животных: звуковая сигнализация, свадебные ритуалы с «песнями» и «танцами», охрана потомства и места жительства, выяснения отношений, постройка гнезд, драки между соперниками. Рыбам известны сложные законы стайного поведения во время преследования добычи и в то время, когда они спасаются от хищника. Рыбы слышат, чувствуют запахи, ощущают вкус пищи, различают сладкое, горькое, соленое, кислое. Почему же мы хотим лишить их способности ощущать боль? Мы просто ещё мало знаем о морских обитателях. так как изучение поведенческих реакций у них началось много позже, чем у наземных животных, и потому с трудом понимаем их. Тут к месту вспомнить слова А. Куприна: «Люди вообще весьма медленно и тяжело понимают животных; животные - людей гораздо быстрее и тоньше». Это он, конечно же, о домашних животных, о кошках и собаках, которых нежно любил и держал около себя всю жизнь. А разве черноморская афалина в чем-либо уступает им?! Но это в порядке отступления от основной темы. Со временем наука о морях и океанах ответит на многие вопросы, пока же уровень наших знаний о морских обитателях можно сравнить с надводной частью айсберга, основная масса которого скрыта под водой. Об этом же писал и Кусто: «... мы ещё ничего не знаем, что у нас под ногами. Мы словно забываем, что не изведаны 7/10 нашей собственной планеты». Лишь бы не было поздно, лишь бы успехи морской биологии не отстали от темпов уничтожения объектов их изучения. Это главное.

Было бы неправильно полагать, что ученые и человечество не обеспокоены тем, что Чёрное море умирает. Не счесть международных программ, совещаний, конгрессов, симпозиумов, представительных форумов, соглашений, заявлений, тревожных сигналов. Перечислим некоторые из них: Национальная программа Украины по защите и оздоровлению Чёрного моря: Первая международная конференция по проблемам Чёрного моря. Вывод: «Экосистема Чёрного моря умирает, это зона экологического бедствия». Трансграничный диагностический анализ состояния Чёрного моря; Парламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества. Вывод: «Через 10-15 лет Чёрное море станет абсолютно мертвым». Ещё одна национальная программа по защите и оздоровлению Чёрного моря, Стратегический план действий для восстановления и зашиты Чёрного моря, Бухарестская и Вашингтонская конвенции и пр., и пр.

И на всех этих представительных форумах, конгрессах и совещаниях - всё об одном: «Больше ждать нельзя, море гибнет, надо объединяться, надо незамедлительно спасать!!!», но согласно восточной пословице «Сколько не кричи «халва», во рту слаще не станет». Посчитайте, сколько государств граничат с Чёрным морем. Шесть! Значит шесть ответственных за судьбу Чёрного моря, шесть эксплуатирующих его, шесть распоряжающихся, а ведь известно, что «корабль, у которого много кормчих, неизменно тонет». Каждому государству денег жалко, Россия и Украина не исключение.

В результате такого отношения к нуждам моря дело доходит до того, что даже полный запрет на вылов или добычу кого-либо из морежителей уже не даёт прироста его численности. Так случилось с дельфинами. Чуть ли не сорок лет они под охраной закона, а дельфинов всё меньше и меньше. А возьмите осетровых, камбалу и остальных в недалеком прошлом промысловых рыб. Охота на тюленя-монаха запрещена чуть ли не 100 лет назад, а подите-ка отыщите его в Чёрном море. То, что всё-таки делается для оздоровления моря, это вроде косметического ремонта разрушающегося здания, которое давно вопиёт о необходимости капитальных вложений для его восстановления.

Что же имеем мы сейчас, чем пробавляемся, что ловим, какие «утешительные» рапорты поступают от рыбаков Украины. В конце января 2002 г. в «Крымской газете» были опубликованы такие данные: за 2001 г. тюльки выловлено 15 000 тонн, хамсы 12 000 тонн, кильки 14 000 тонн и пеленгаса - 2800 тонн. И всё! Керченский консервный завод заваливает прилавки хамсой и килькой в томате, в крымских рыбколхозах вместо знаменитой керченской солят сельдь, завезённую из Норвегии, на Керченском рыбокомбинате готовят балыки из серых и голубых акул, выловленных в Индийском океане. Рынки Украины наполнены рыботоварами из Польши, стран Балтии, Дании и даже Австралии.

В «Крымскую газету» (21.06.2001 г.) от крымчан поступил вопрос: куда подевалась, почему пропала традиционная черноморская рыба: камбала, скумбрия, барабулька, окунь... В безымянном ответе кто-то объясняет: «Рыба не пропала, просто сегодня большинство её видов не образует пригодные для добычи косяки». Совсем по пословице: «Те же штаны, только пуговкой назад». Ведь то, что рыба перестала образовывать пригодные для добычи косяки, как раз и говорит о том, что рыба в море пропадает. Напомним, что минимальная норма потребления рыбы 12,5 кг в год на человека. До начала перестройки и всяческих потрясений, каждый из нас съедал за год 24 кг. Сейчас эта цифра уменьшилась почти в 10 раз.

А теперь давайте предадимся некоторым воспоминаниям, носящим явно ностальгический характер. Вспомним далёкое и не очень далекое прошлое, перечислим отдельные факты по пунктам.

По свидетельству К.И. Габлица, в конце XVIII в. тюлени монахи в массе резвились в Севастопольской бухте.

В XIX в. в уловах попадались белуги длиной 5-6 м и весом до тонны.

В конце XIX в. некто купец Сериков вывозил ежегодно из Крыма 15 000 тонн осетра, белуги, севрюги и неисчислимое количество бочек с чёрной икрой.

В середине XIX в. греческая рыбацкая артель из нескольких человек вылавливала за день до 40 000 скумбрий.

В 50-х годах XX в. в Чёрном море дельфинов насчитывалось 1 миллион голов. Стада дельфинов состояли подчас из нескольких тысяч особей.

Начало XX в. Осенью в Феодосию тянулись бесконечные мажары с камбалой, осетрами, огромными белугами.

Кефаль в 20-е годы XX в. так густо забивала Севастопольскую бухту, что весло, вставленное торчком в её косяк, стояло и как бы само шло по воде.

В середине XX в. на одну удочку рыбак за 3-4 часа мог наловить несколько десятков килограммов окуней смарид.

Название Балаклавской бухты переводят как «Рыбье гнездо». Турки её называли «Садок для рыб». Бухта эта из века в век славилась богатством кефали и скумбрии.

О той же кефали. Старожилы Севастополя хорошо помнят время, когда эта рыба «толпами» слонялась и нерестилась прямо у набережной Приморского бульвара, возле памятника затопленным кораблям.

Численность бычка-кругляка в соседнем Азове доходила до 3000 штук на 1 гектар поверхности дна, и разовый улов этого бычка сразу же по весу мог быть равен годовому плановому заданию.

По свидетельству Н. Данилевского, хамса как-то так нагрянула в Балаклавскую бухту, что не было видно воды. От собственного обилия она задыхалась и выбрасывалась на берег. На берегу и на дне лежали горы мертвой хамсы. Крабы и рыбы других видов от недостатка кислорода тоже выбрасывались на берег. Воздух был отравлен гниющей рыбой в течение нескольких дней.

Богато было море и крабами, моллюсками, водорослями, прибрежными и морскими птицами.

От прошлого изобилия сейчас почти ничего не осталось. Об этом в иносказательном смысле можно сказать словами М. Волошина:

Расплескали мы древние чаши,
Налитые священным вином.


Что же делается сейчас для того, чтобы если уж не вернуть, то хотя бы приблизиться к тому, чем богаты мы были прежде. И опять начнем с самого больного, с загрязнения Чёрного моря.

В черноморских портах используются суда нефтемусоросборщики, оборудованные устройствами, помогающими собирать и выдавать береговым «Станциям очистки» содержащие нефть воды. В некоторых портах есть станции по очистке балластных корабельных вод. Ведётся работа по разбавлению промышленных и бытовых стоков.

В целом ряде бухт (Инкерманской, Балаклавской, Севастопольской) с помощью водолазов проводятся работы по очистке морского дна.

Правительством Украины выделены средства на строительство полигонов твердых отходов в различных посёлках Крыма. Раньше эти отходы частично попадали на дно моря.

Ведется строительство и реконструкция канализационных очистных сооружений, напорных коллекторов в Бахчисарае, Джанкое, Симферополе.

В Институте биологии Южных морей Национальной Академии наук Украины учёные заняты поисками в морской микрофлоре организмов, способных утилизировать и окислять нефть и нефтепродукты.

Выработаны надежные методы прогнозирования заморов и оценка их последствий.

Запрещено использование тралов, так как это резко уменьшает запасы крупных, особенно донных рыб, в основном камбалы.

Введены и все время совершенствуются научно обоснованные правила рыболовства. В крайнем случае, добыча или вылов нацело прекращаются.

Усилена ответственность за нарушение правил рыболовства и охраны рыбных запасов.

Есть «Положение о спортивной охоте», обязывающее стрелков знать и следовать правилам подводного рыболовства.

К охране рыбы привлечены пограничные войска и суда, так как работники рыбоохраны из-за своей малочисленности и слабой технической оснащённости с этим уже не справляются. Азово-черноморские Пограничные войска Украины проводят специальные операции «Заслон». К ним подключены корабли морской охраны погранвойск.

Устанавливаются сроки запрета лова моллюсков и отдельных видов рыб, с опубликованием этих сроков в средствах массовой информации.

Предполагается вселить в Чёрное море некоторые виды морских животных для увеличения его биологической продуктивности.

Проводятся работы по искусственному разведению кефали, камбалы, осетровых и моллюсков.

На Арабатской стрелке планируется построить завод по искусственному разведению мальков осетровых рыб с ежегодным выпуском в Чёрное и Азовское моря более миллиона мальков. При этом надо отметить, что главным путём получения различных морепродуктов со временем, помимо «вольной охоты», должно стать целенаправленное возделывание их на подводных фермах **.

Необходимо также поднимать на борьбу за чистоту и сохранность Чёрного моря общественность, средства массовой информации, телевидение, постоянно будировать эти вопросы в местных органах власти, в Крымском и Украинском парламентах, и ни в коем случае не опускать рук, не тонуть в безнадёжности и в безверии. Это наша страна, это наше море, мы хозяева, и всем миром надо защищать и охранять своё добро от равнодушных, корыстных, безответственных или просто безграмотных людей. Правильно говорят, что всё злое на Земле не столько от злых деяний, сколько от людского равнодушия к ним от попустительства. Это с позволения равнодушных «мы имеем, то, что имеем». Будучи свидетелями чего-либо преступного по отношению к морю или его обитателям, «не проезжайте мимо», как об этом хорошо написал Евгений Карасёв:

Какая чистая вола!
Стоят уклейки недвижимо.
Я не могу проехать мимо.
Хотя и ехал не сюда...
И я, разглядывая дно,
Вдруг ужасаюсь, что кому-то
И блеск воды, и цвет мазута,
И гибель рыбы - все равно.


В заключение обрадуем читателя: дата 31 октября объявлена «Международным днем Чёрного моря». А вот чему радоваться в связи с установленным праздником обитателям моря, это покажет время - самый справедливый и, слава Богу, самый неподкупный судья.

 


Примечания:

* - Подключились к этому варварству и наши рыбаки. В связи с этим руководство города Керчи намерено обратиться к органам власти с требованием прекратить этот губительный для всего живого в море метод. [обратно]

** - В Японии, например, подводными фермами самого различного толка занято более 2000 гектаров прибрежных вод. [обратно]

(
Из книги Л.Н.Згуровской "Диковинки Чёрного моря")