Кучук-Ламбат

ЗАМОК НА МЫСЕ ПЛАКА

Бывшее имение князей Гагариных в Кучук-Ламбате (ныне п. Утёс) в начале XX века своими архитектурно-художественными достоинствами представляло характерный образец усадебно-паркового зодчества живописнейшего уголка Южного берега Крыма.

Вместе с другими дворцами дачного типа - "Ласточкиным гнездом" Шервуда, Алупкинским дворцом Блора, "Дюльбером" Краснова, Ореандским Штакеншнейдера, Массандовским Миссмахера - он являлся своеобразным шедевром архитектурно-паркового искусства, образцом умелого использования ландшафта с композиционным центром - дворянским домом выразительной и величественной архитектуры (ныне санаторий "Утес").

Дворец Гагариных эффектно раскрывался с разных точек, удобно располагаясь на седловине мыса Плака, отвесные скалы которого живописно спускались к морю. С мыса прекрасный вид на Кастель, Аю-Даг, далекие судакские горы. Очарование природы, синее небо, многоликое море и романтический замок с причудливыми силуэтами остроконечных башен производили яркое впечатление на путешественников, навевая поэтические строки.

В сборнике А.Н. Муравьева "Таврида" (1827 г. ) есть стихотворение "Кучук-Ламбат":

Ламбат! Ламбат! Приют покоя,
Для сердца милый уголок!
Где легкокрылое, златое
Летает счастье и далек
Унылый мир с его страстями.
И смертных жизнь не тяготит,
Кто равнодушными очами
Тебя мог видеть и забыть?


И.П. Бороздин, как бы отвечая на этот вопрос, писал:

Забуду ль я Кучук-Ламбата
Дом, кипарисы, дивный сад,
К заливу чуть приметный скат,
Плоды и зелень винограда?


Да, поистине "премией" природы, которой можно пользоваться, не выезжая из Отечества, назвав это
место первый владелец Кучук-Ламбата таврический губернатор, затем сенатор Андрей Михайлович
Бороздин.


Кучук-Ламбат до XIX века

Селения Кючюкъ- и Бююкъ-Ламбат (маленькая и большая лампада; лампад - эллино-греческое слово, что означает факел, светильник), располагались в местности, где еще в начале XX века заметны были развалины греческой церкви св. Феодора, построенной из тесаного камня и окруженной стеной, внутри которой находилось кладбище, и развалины небольшой крепости, сооруженной на утесе. У подножия обрывистого утеса Парагельмен находился обширный древний монастырь св. Ильи при источнике, вытекавшем из-под алтаря церкви.

Древняя дорога, как упоминают авторы "периплов" Скимен Хиосский, Безымянный и Аррион, вела к морю и городу Лампаду (Лампасу), следы которого безвозвратно затерялись. Этот древнегреческий город был известен нубийскому географу XII столетия Эдризи. Ламбат присутствует и в генуэзских актах в числе других селений, принадлежавших генуэзцам в Готии. П.Кеппен предполагал, что название этого места, существовавшего около 2-х тысячелетий, было дано греками, но какими - мореплавателями или поселившимися здесь до н.э. ?

"Лоция Черного и Азовского морей" сообщала, что мыс Плака, высотою около 200 футов, в древние времена имел четырехугольную башню на вершине (кордон). Позже каботажные суда заходили за мыс и швартовались у берега.

Во времена турецких владений Кучук-Ламбат и Биюк-Ламбат относились к Мангупскому кадылыку. Это были маленькие татарские деревушки с узенькими извилистыми улочками, плоскими кровлями хижин, "разбросанных по неровностям седой скалы: они, как орлиные гнезда, кажется, колеблются, прикрепленные на острых гребнях гранита"; стройными кипарисами и тополями, широкой прибрежной сетью виноградников и плодовых садов. Они привлекали внимание своей экзотичностью и живописностью, особенно с конца XVIII века. Большую часть жителей этих селений составляли татары; они занимались землепашеством и рыболовством, русские же жители - в основном ремеслом.

После присоединения Крыма к России лучшие земельные участки южного берега Крыма щедро раздаривались и продавались Екатериной II не только русским вельможам, но и знатным иностранцам.

Австрийский принц де Линь получил от Екатерины II подарок - земли от Партенита до Кучук-Ламбата. Он был очарован красотой этой живописной местности (в 1787 г. в свите Екатерины II он осмотрел свои владения) и мечтал создать здесь плантаторское хозяйство, заселить земли английскими преступниками, неграми, скитавшимися по Лондону арабами. Проект потерпел неудачу после энергичного вмешательства русского посла в Англии С. Р. Воронцова. Де Линю пришлось в конце концов продать свой подарок русской казне.

Императрица раздала более 350 тысяч десятин лучшей земли, или около 15 процентов всей земельной площади Крыма. В первой половине XIX в. была освоена центральная часть Южного берега - от Алупки до Ай-Даниля, где начался небывалый для этого края строительный бум - сооружение дворцов, вилл, дач. Одним из первых "старожилов" Тавриды стал владелец крупных поместий в Кучук- и Биюк-Ламбате, Алуште и других местах генерал-лейтенант Андрей Михайлович Бороздин.


Имение А.М.Бороздина

В начале XIX века А. М. Бороздин приступил к устройству своего имения в Кучук-Ламбате. Усадьба строилась по функциональному принципу, типичному для помещичьих усадеб юга России. Центром пространственной композиции являлся господский дом с хозяйственными постройками - людской, каретным сараем, табачными складами, конюшней, винодельней, винными подвалами и фермами. Эти постройки сооружали крепостные крестьяне, завезенные Бороздиным в 1807 году из Курской губернии. Среди строителей известна династия каменщиков Дзюбановых, участвовавших в строительстве многих зданий помещичьего хозяйства. Потомки этих талантливых рабочих живут здесь и сейчас.

В это же время велись работы по насаждению большого парка, виноградников, ореховых, тутовых и оливковых рощ. Неотъемлемой частью общей композиции усадьбы Бороздина, ее важным художественным элементом являлся ландшафтный парк, заложенный в 1814 году опытным садоводом французом Либо. Это один из самых старых на побережье парков, формирование которого происходило почти одновременно со знаменитым Никитским ботаническим садом. В парке собрано более 200 видов, разновидностей и форм растений из Средиземноморья, Японии, Северной и Южной Америки. Он являлся достопримечательностью имения Бороздина. Архивные материалы, воспоминания друзей владельца усадьбы хранят восторженный отзыв об этом удивительном уголке природы. "В саду редчайшие деревья не только всего Крыма, но и знойных тропиков Америки и Африки, тенистые лимонные, апельсиновые рощи, лавры, пионное дерево, магнолия, большецветная вербена, высоко бьющие водометы, распространяющие негу прохлады, вместе с морем ароматов, несущихся с клумб, пестрых, как ковры персидские, разбросанных искусною рукою между вьющимися гладкими дорожками. С одной стороны кипарисы, возвышаясь колоннами, ограждают живою стеною пределы сада, а с другой стройные ряды виноградников открывают величественный Аю-Даг".

Садовод Либо, умело используя перепады рельефа, создал интересное сочетание пейзажей и регулярной части. Густая сеть спланированных дорожек вела к мысу Плака, к морю, небольшой пристани. Так сравнительно быстро возникло одно из первых благоустроенных имений на южном берегу - Кучук-Ламбат.

Из воспоминаний друга Бороздина Н. С. Всеволожского известно, что в 20-е годы XIX века хозяин имения построил новый дом, а старый с частью сада и дачи, куда вошли разные "господские и хозяйственные постройки, виноградные и фруктовые сады, пустопорожние земли, в общей сложности 37 десятин, 39 кв. саженей", был продан надворному советнику А. Н. Андрееву. Дом Бороздиных на побережье описал побывавший там в 1815 году В. В. Броневский: "Наружность дома проста, внутреннее расположение удобно и покойно. Я много видел подобных домов в Италии... у фасада, обращенного к морю, пристроена круглая стеклянная галерея, покрытая куполом; тут мы пили чай и наслаждались.. вид с балкона противоположной стороны на горе - очарователен. Дача стояла на западной покатой стороне древнего мыса Плака, почти на берегу моря". В 1823 году Бороздина уже в новом доме посетил И.М. Муравьев-Апостол.

Он оставил описание дома: "Его дом здесь, не совсем еще устроенный, стоит на прекраснейшем месте, над круглою, небольшою бухтою, которая как будто нарочно здесь выкопана, чтобы дать жилищу сему картинный вид". Кучук-Ламбат называли самым живописным местом среди лежащих к востоку от Никиты.

"Много путешествовавший, хорошо образованный Андрей Михайлович отличался широким гостеприимством: его дома в Саблах и Кучук-Ламбате кишели постоянно приезжими русскими и иностранцами, преимущественно французами" (из воспоминаний современника француза Гамба).

Свиньин в "Знакомствах и встречах" отмечал, что "Кучук-Ламбат есть будуар всего Крыма".

Дом Бороздина, построенный в стиле ампир, был своеобразным очагом культуры, т. к. "почтенный владелец онаго" получал более 10 журналов. Мнение современников о его доме выразил П. П. Свиньин: "В щегольски убранном доме богатая библиотека и лучшие европейские журналы". Одновременно он отметил, что хозяин имел отличного повара и полные погреба французских вин. Радушие и гостеприимство хозяина привлекало многих путешественников.

28 июня 1825 года Кучук-Ламбат посетил Александр Сергеевич Грибоедов. Дивная природа, оливковые рощи, смоковницы, аллеи кипарисов, беседки среди зелени произвели на него впечатление. А в сентябре 1837 года в усадьбе Бороздина побывал В. А. Жуковский. Как видно из дневника известного поэта, "он много рисовал и вывез отсюда много рисунков замечательных местностей и предметов". Экзотика Биюк-Ламбата и прелесть уютного залива в Кучук-Ламбате оставили в памяти поэта и художника неизгладимое впечатление. Он сделал зарисовки, вошедшие в альбом, хранящийся в фондах Эрмитажа. Владелец имения в момент посещения его Жуковским был уже в преклонном возрасте, ему шел 72 год.


Дворец кн. Гагариных

Вскоре А. М. Бороздин заболел и 8 декабря 1838 года скончался в Симферополе в возрасте 73 лет после тяжелой и долгой болезни, оставив семье большие долги. 4 марта 1839 года Таврическая палата гражданского суда составила раздельный акт на имение А. М. Бороздина. Марье Андреевне Гагариной (дочери владельца) досталось движимое и недвижимое имение:

1)3 части дома в Симферополе;
2) 48 душ мужского пола (дворовых);
3) 2 господских каменных дома со службами и хозяйственными постройками в Кучук-Ламбате;
4) в деревнях Кучук-Ламбате, Биюк-Ламбате и Алуште фруктовые и виноградные сады, пахотные и сенокосные земли, строевой и дровяной лес.

Имение Бороздина в Биюк-Ламбате с водяной мельницей, фруктовыми деревьями, пахотными землями, всего 32 десятины, 2224 кв. саж. согласно раздельного акта, "остаются в вечное и потомственное владение" второй дочери Екатерине Шостак (б. Лихаревой).

Мария Андреевна Гагарина обязалась погасить долги А. М. Бороздина, несмотря на проявленную со стороны отца жестокость по отношению к ней. В 1825 году Мария Андреевна против желания отца вышла замуж за Иосифа Викторовича Поджио, участника Отечественной войны 1812 года, героя Бородино. Как член Южного общества он был приговорен к 12 годам каторжных работ, но по просьбе своего тестя вместо Сибири отправлен в Шлиссельбург, где и отбыл назначенный срок. Бороздин всячески препятствовал дочери разделить участь мужа, к чему она делала попытки еще в 1830 г. Пребывание Поджио в тюрьме тщательно скрывалось от семьи, ему было разрешено писать, не указывая своего местонахождения. В 1834 году Поджио отправлен на поселение в Восточную Сибирь. Умер в Иркутстке в доме Волконских, куда прибыл за 2 дня до смерти. Похоронен на бывшем Иерусалимском кладбище.

Впоследствии М. А. Бороздина вышла замуж за князя Александра Ивановича Гагарина, адъютанта Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова.

М. А. Гагарина поручила имение Кучук-Ламбат своему мужу "в полное управление и распоряжение, предоставляя собираемые с того имения доходы употреблять на устройство и улучшение оного". Новый вдаделец имения Кучук-Ламбат предпринял решительные шаги, погашая долги своего тестя. В апреле 1839 г. часть имения с виноградником, фруктовым садом, первым барским домом (разрушен в 1927 г. ), хозяйскими и жилыми постройками - всего 37 десятин 396 кв. саженей была приобретена надворным советником Александром Николаевичем Андреевым. Это помещичье хозяйство было отделено от Гагаринского имения каменной стеной. Впоследствии А. Н. Андреев из-за постоянных раздоров с кн. Гагариными продал свою часть Сомову(крупному землевладельцу, хозяину огромного конного завода в Воронежской области), от которого имение перешло к его дочери, в замужестве принцессы Мюрат. Это богатое владение в числе других было проиграно Мюратом и в 1904 г. перешло в Удельное ведомство.

Во время русско-японской войны 1905 г, и первой мировой 1914 г. бывший Мюратовской дом использовался под санаторий для высшего командования. Император Николай II неоднократно приезжал сюда. Существовала идея строительства новой летней резиденции в Кучук-Ламбате.

Второе имение, образовавшееся на западной территории Кучук-Ламбата -это Карасан. Еще в 1835 году первый владелец А. М. Бороздин уступил фруктовый сад своему брату Михаилу Михайловичу Бороздину, наследником которого в 40-е годы стал Н. Н. Раевский. Из переписки Н. Н. Раевского с гражданским губернатором А. И. Казначеевым известно, что владелец Карасана мечтал приобрести весь Кучук-Ламбат взамен Симферопольского дома, но намерение это не было осуществлено.

В 1887 году на территории парка имения Карасан был воздвигнут замечательный четырехэтажный дворец в строго мавританском стиле, в следующем 1888 году - небольшая изящная церковь. Имение Карасан расширилось за счет приобретенных в 1838 году у татар лесных и сенокосных земель. Из акта передачи имения Карасан следовало, что оно состояло из 115 дес. 2118 кв. саженей земли, под виноградником - 23 дес. 1981 саж.; садом - 3 дес.; посевной - 21 дес. 720 саж.; парком - 5 дес.; постройками — 3008 саж. и др.

Так из одного Бороздинского имения возникло 3 самостоятельных помещичьих хозяйства.

В 1902 году кн. Анастасия Давидовна Гагарина, уже будучи в преклонном возрасте, начала строительство нового дворца. На первый план выступала забота о комфорте, удобствах жилища, о роскошном наружном и внутреннем его оформлении. С этой целью она пригласила известного архитектора Н. П. Краснова для проектирования дворца и ведения архитектурного надзора.

Строительство велось достаточно быстро. Материалы в основном были завезены из-за границы: облицовочная керамическая плитка, мрамор для лестниц - из Италии, венецианские стекла больших размеров - из Франции, черепица - из Германии. Строительные материалы доставляли морем, подвозили на лошадях; использовались для перевозок и волы. Каменотесы, плотники, столяры, облицовщики были из различных губерний России - Курской, Владимирской и др.

Все хозяйственные постройки - жилые бараки дли рабочих, контора, винодельня, конюшня, прачечная - размещались вдали от парка (на месте приморского дома).

Строительство дворца завершилось в 1907 году. Одновременно княгиня А. Д. Гагарина продолжала благоустройство имения.

Архитектор Н. П. Краснов разработал проекты домовой Александро-Невской церкви и винного подвала со сводчатым перекрытием для хранения марочных вин иностранного и отечественного производства.

Домовая церковь, выдержанная в византийском стиле, из тесаного диорита привлекала внимание современников и описана в различных путеводителях. "На мысе находятся белая часовня с фамильным склепом и маленькая осьмиугольная красивая церковь, имеющая не более 10 саженей в окружности: церковь вся сложена из правильных тесаных кусков местного диорита; внутри 4 колонны из цельного монолита той же породы". Александро-Невская церковь была освящена 11 ноября 1902 г. Современники отмечали изящество мраморного иконостаса, мозаичных икон работы академика Токарева.

В 1907 году в память Александра Ивановича Гагарина княгиня Гагарина построила небольшую, но удобную больницу на несколько коек, на собственные средства держала врача и другой медперсонал. Больница и амбулатория находились в Биюк-Ламбате. Врач оказывал бесплатную медицинскую помощь жителям нескольких деревень.

Свободные земли сдавались в аренду, что являлось существенным источником дохода, однако средств явно не хватало. Широко развернутое строительство требовало громадных капиталов (в 90-е годы XIX века княгиня построила 2-й жилой дом, а первый был заброшен и постепенно разрушался). Сооружение в начале XX века замка-дворца окончательно разорило владелицу: погашением долгов уже после смерти А. Д. Гагариной занимался крупный бакинский нефтепромышленник Дадиани, родственник племянницы бывшей владелицы кн. Тархан-Мауравви (Моуравовой). Благоустройство имения продолжалось и при кн. Тархан-Моуравовой. В 1910-1912 годах вдоль набережной была построена подпорная стена.

Кн. А. Д. Гагарина похоронена возле домовой церкви. В 1922 году кн. Тархан-Моуравова погребена радом с могилой княгини, в нескольких метрах от бывшей церкви. На холме - высшей точки Кучук-Ламбатского парка - расположен семейный склеп-часовня, где похоронен первый владелец имения А. М. Бороздин.

Примечания

  1. Владимир Николаевич Лихарев, декабрист VII разрада, дворянин. В 1825 г. женился на дочери сенатора Екатерине Андреевне Бороздиной. Как один из "деятельных членов" Союза Благоденствия, заключен в Петропавловскую крепость, приговорен к ссылке на каторжную работу на 4 года, затем на поселение в Тобольскую губернию. Екатерина Андреевна не последовала примеру Трубецкой, Нарышкиной и др. аристократок, а осталась в России и вышла замуж за Л. Шостака. Это обстоятельство настолько сокрушило Лихарева, что в 1837 году он вступил на военную службу рядовым в Отдельный Кавказский корпус. В 1838 г. был назначен в отряд Н. Н. Раевского в состав Тенгинского полка, и вскоре погиб от черкесской кули (Подробно о В.Н. Лихареве см.: Розен А.Е. Записки декабриста. — "Русский архив", 1874, кн. П., с. 680-681; Зензинов М. М. Декабристы. 86 портретов. — М., 1906). [вернуться]
  2. Дом Н.Н. Раевского в Симферополе занимал угловое положение на б. ул. Приютинской (ул Пушкина ) и Товчианокской (ул. Самокиша). В 1875 году в нём помещался штаб Белостокско-го полка. [вернуться]

Архитектура дворца Гагариных

Романтический характер природы этого уникального уголка южного региона обусловил выбор проекта дворца и мотивах модернизированной древне-германской замковой архитектуры. Прямым аналогом этому сооружению мог быть дворец Александра III в Верхней Массандре. Оба здания имеют сходство в трактовке архитектурных форм и декоративной обработке фасадов. Сложная пластическая композиция, вытянутые и усеченные щипцы башен с зубчатыми стенами, изумительная по технике и художественному мастерству цветная облицовка стен керамической плиткой с матовой поверхностью выделяют Гагаринский дворец как монументальное и самобытное произведение искусства.

Объем здания смело вторгся в великолепную природную среду, вписываясь и растворяясь в ней. Его сложная кровля, крытая яркой черепицей, способствовала созданию эмоционально-выразительной игры светотени. Здание имеет вертикальную центральную ось, ясно выделенную порталом, балконами, пинаклями, башнями и треугольниками щипцов, завершенных изящной ступенчатой формой. Высокие крыши и щипец, торцовая ориентация здания восходили к древним традициям германской архитектуры периода готики. Башни и фронтоны сочно декорированы, особенно в верхней части. Однако здесь нет нагромождения архитектурных объемов - они облегчены и вытянуты вверх. Выразительность объемно-пространственной композиции достигается и такими элементами, как высокие зубчатые башни, ажурные парапеты балконов, сложное оформление крыши, ступенчатая конфигурация щипцов. Этих элементов вполне достаточно, чтобы тяжеловесные и нарочито укрупненные формы не казались грузными. Строгое и целостное оформление фасадов способствовало единству всех частей здания, которое в общем отличается компактностью. Сложность плану здания придали выступающие ризалиты, способствовавшие усилению пространственного восприятия, и другие объемы с башнями и балконами.

Сочетание четырехскатной, двухскатной, вальмовой и односкатной кровли создало интересную гамму оформления. Обрамление входов, оконных проемов, парапетов на крыше, венчающего карниза, ограждений карнизов выполнены из песчаника серого цвета с гладко обработанной поверхностью или бучардированной, исполненной в технике тески, с мозаичной отделкой. Поверхность стен облицована итальянской керамической плитой желто-охристого цвета, что придало особое очарование зданию и прекрасно гармонировало с живописными купами зелени. А сильно выступающие обрамления окон создали впечатление импозантности, готической внушительности профилей.

Здание рассчитано на круговой обзор, поэтому одинаково тщательную отделку получили все фасады. В прорисовке главного фасада чувствуется незаурядное мастерство зодчего - архитектора Н.П.Краснова. Главный фасад имеет асимметричное построение с выделенной ризалитом центральной частью, смещенной влево, где располагается вход. Парадность этого объема усиливается архитектурно-обработанным в виде профилированных тяг порталом со входной деревянной дверью художественной работы, ведущей в небольшой уютный тамбур, тоже выполненный из ценных пород дерева - дуба в сочетании с остекленными полотнами. Угловые звенья тамбура оформлены плетенкой из дерева темного цвета в технике резьбы. Спаренные полуциркульные окна I этажа и окна прямоугольных очертаний II этажа разнообразят правый фланг главного фасада, завершенного 3-этажной башней, функционально предназначенной под помещение для прислуги. Мотив крупного проема с лучковым завершением характерен для левого фланга главного фасада, что давало прекрасную освещенность гостиной дворца, создавало эффект воздушной открытости здания. Несомненно, что главный фасад, обращенный на восток, - это самая представительная, нарядная часть здания.

Большую смысловую и пластическую нагрузку имел и торцовый фасад, обращенный к морю. Этот южный фасад уплощен, завершен вытянутым усеченным щипцом, стороны которого имеют ступенчатую конфигурацию. Дверной проем акцентирован обрамляющим его рельефным лучкообразным элементом - родовым гербом с надписью на латинском языке: "В древности - сила". Это родовой герб кн. Гагариных, эмблема с символическими фигурами рыцарей и щитом, выражавшим исторические традиции владельцев, передававшиеся из поколения в поколение. Герб кн. Гагариных решен в виде панно: композиционная и пластическая нагрузка отведена барельефу, в центре которого щит, символизирующий благоразумие, защиту, с виноградной лозой (олицетворение мирного занятия владельцев), вековым дубом (олицетворение мощи) и кабаном (олицетворение силы). По обеим сторонам щита - изображение рыцарей в доспехах. Герб Гагариных увековечивал ратные подвиги предков рода, подчеркивал его святость и незыблемость.

Внутренняя планировка двора смешанная - анфиладно-коридорная. Декоративное убранство интерьеров дворца (резьба по дереву, декор в технике лепки) несет в себе художественную ценность. Особенно примечателен двухсветный зал-холл, прямоугольный в плане. Плоскости стен и потолок расчленены на геометрические фигуры с выделенной центральной частью, обогащенной орнаментальными композициями из виноградных листьев с колосьями. Композиции геральдических мотивов покрывают поверхность верхнего яруса зала. Лепной декор выделен белым и бронзовым цветом.

Из огромного окна прямоугольных очертаний с цельными венецианскими стеклами лился большой поток света, создавая неповторимый эффект светло-голубому фону зала, выделяя парадную лестницу из белоснежного мрамора, устроенную по периметру всего зала. Вдоль лестницы в нишах подковообразной формы, обрамленных полными наличниками с полочками внизу, размещались некогда картины работ русских и западноевропейских мастеров.

В гостиную ведет эффектно оформленная дверь, обрамленная наличником с перевязкой замковым камнем маскароном в виде львиной головки. Над дверью - картуш, изысканно украшенный цветами. Орнаментальную композицию картуша дополняли вазы, расположенные по обеим сторонам.

Интерьер был обогащен каминами, паркетными полами, деревянными панелями, расчлененными на отдельно профилированные плоскости. В настоящее время стены всех помещений здания гладко окрашены, лишены каких-либо декоративных убранств. Утратила декор и гостиная.

В целом дворец-замок, обдуманно вкомпонованный в ландшафт мыса Плака, имел свой запоминающийся облик и поныне поражает своей величественной архитектурой.

Светлана БЕЛОВА


(С) CD "Дворцы и имения Крыма"