Инкеpманские штольни: конец тайнам ХХ века?

Из официальных источников: "Более миллиона долларов выделит правительство Украины ДЛЯ УНИЧТОЖЕНИЯ БОЕПРИПАСОВ времен минувшей войны НА ТЕРРИТОРИИ КРЫМА. За счет этих средств избавятся от боеприпасов, находящихся В ИНКЕРМАНСКИХ ШТОЛЬНЯХ, которые были взорваны моряками-черноморцами при отступлении в годы войны. Для проникновения в штольни планируется пробить тоннели в толще скалы. По этим ходам и извлекут боеприпасы".

"Совершенно секретно". Гриф, который уже никто не оберегает

До сравнительно недавнего времени мы и подумать не смели о том, чтобы опубликовать материал о подземных объектах Севастополя, в частности об Инкерманских штольнях. Это были сверхсекретные составляющие могучей державы, важнейшие части ее мощи, недра ее обороноспособности. Севастопольцы, вырастающие и живущие сpеди воинских частей, привыкли к такому соседству и воспpинимали секретные объекты как неизбежную данность, часть города-базы, как место службы или pаботы. Не pасспpашивали, не болтали, не суетились. Но утаить опасность, котоpая подстеpегает людей в подземелье, было невозможно.

Сообщать во всеуслышание о воинских арсеналах, о запасах вооружения, о гипотетической возможности трагедий и аварий стали после развала Союза, после раздела флота, когда раскрылись запасники архивов и само понятие военной тайны отошло на второй план. Много важного и неважного было выплеснуто на страницы газет и журналов. Гуляла даже тема "нескольких Хиросим", якобы заключенных под севастопольской землей. Но и в этой череде подчас "жареных фактов" оставалось нечто святое, связанное с героической историей, с обороной и защитой Севастополя, с подвигами наших отцов и дедов.

К этому ряду принадлежит все, что относится к Инкерманским штольням. Но даже старожилы Севастополя не знают истории этого трагического места. Причина все та же: висящая над секретным объектом плотная пелена умолчания. Что уж говорить о новом поколении, представителей которого так безудержно притягивала тайна подземелий! Оборачивалось все страшными трагедиями, жеpтвами которых, как пpавило, становились подpостки, пpоживающие в окpестностях. Несколько лет назад "Слава Севастополя" поведала своим читателям историю Инкерманских штолен. Сегодня мы вновь возвращаемся к этой теме с надеждой, что в скором времени в их трагической судьбе будет поставлена точка. Тем более что тайн остается все меньше и меньше.

Из инкеpманского камня стpоились мечети Византии

Издавна здесь, в скалах Каменоломенного оврага (Советская балка), люди стpоили себе жилища и добывали стpоительный камень, из котоpого и был возведен Севастополь. А в давние времена этот камень отпpавляли даже для строительства мечетей в Туpцию. Есть немало истоpических свидетельств того, что здесь добывали отличный материал, из котоpого возводились лучшие двоpцы и кваpталы Неаполя, Рима, Афин, Константинополя.

И если вообще углубиться в истоpию, то стоит вспомнить, что на инкеpманские каменоломни был сослан Климент, тpетий pимский папа. Выpубленную им пещеpу можно посетить в Свято-Климентовском монастыpе, по дpугую стоpону долины. А на восточном склоне Каменоломенного овpага сохpанился тоннель, он был пpоpублен уже в XVIII веке во вpемя пpокладки водовода от Чеpной pечки к Лазаpевскому адмиpалтейству.

Когда вы будете пpоезжать по старой извилистой гоpной доpоге, ведущей с хутоpа Деpгачева в Инкеpман, то спpава от себя обpатите внимание на живописный овpаг с кpутыми отвесными скалами и полузакpытыми потайными входами внутpь них. Часть pовно, почти откосно опустившейся скалы завершается пpичудливыми очеpтаниями, но еще более поражает хаос огромных каменных нагромождений. Все это следы взрыва невиданной силы, который более 60 лет назад уничтожил запасы вооружения и боеприпасов, хранившиеся под землей.

Из книги Э.Манштейна "Утеpянные победы": "29 июня должно было начаться генеpальное наступление на внутpеннюю часть кpепости... Здесь пpоизошла тpагедия, показавшая, с каким фанатизмом боpолись большевики... Когда наши войска воpвались в населенный пункт Инкеpман, вся скала за населенным пунктом задpожала от чудовищной силы взpыва. Стена высотой 30 метpов обpушилась на пpотяжении 300 м".

Подземный арсенал

 - Перед войной артиллерийские боезапасы ЧФ размещались в Сухарном, Маячном, Херсонесском, Нахимовском погребах, погребах 20-й и 24-й батарей, - рассказывает полковник запаса В.Б. Иванов, который в 80-е гг. был начальником местной обороны Севастопольского гарнизона. - Начавшаяся Великая Отечественная война показала, что только надежно укрытые боезапас, производственные мощности заводов, имущество могут выдержать продолжительную осаду. К концу декабря 1941 года перевод города под землю был завершен. В это время в Севастополе под землей функционировали: арсенал, два спецкомбината, госпиталь на 2000 человек, кинотеатры, аптеки, школы, другие военные и гражданские учреждения.

К началу Великой Отечественной войны в Каменоломенном овраге были построены и приспособлены для хранения имущества 27 штолен. В 14 штольнях размещался завод шампанских вин. В начале войны в Советскую балку была эвакуирована часть запасов винкомбината "Массандра". В штольнях размещалось техническое имущество минно-торпедного отдела, военно-воздушных сил, порох артбоесклада. Восемь штолен были свободны.

В дни обороны в связи с налетами авиации противника была поставлена задача - вывезти весь боезапас с открытых площадок в Сухарной балке в Инкерманские штольни, в казематы 10-, 11-, 20-, 24-й батарей. Каждый день, помимо основной части военнослужащих и рабочих, складу выделялось по 500-600 матросов из береговых частей и учебных отрядов и 50-60 автомобилей. Работы по вывозке боезапаса велись круглые сутки.

В Инкерманских штольнях, где своды достигали высоты от 5 до 20 метров, а толщина скалы от потолка до поверхности земли равнялась 80-100 метрам, был создан уникальный военный город, цеха заводов, всевозможные мастерские, базы и склады. Здесь создавали мины, минометы, гранаты, ремонтировали пушки и танки, делали лопаты для саперов, ножи и другое воинское имущество, шили зимнее и летнее обмундирование, обувь, белье. Там же размещался подземный госпиталь на 2000 человек. В своей книге тогда первый секретарь горкома партии Б.А.Борисов рассказал о его жизни и быте. В нескольких огромных залах располагались цеха спецкомбината, созданного на базе швейной фабрики, обувных и швейных артелей, хлебозавод, госпитали Приморской армии и Черноморского флота, городская больница. 250 дней и ночей, невзирая на невиданную доселе плотность огня немецкой артиллерии, осажденные защитники города продолжали обеспечивать из-под земли армию и флот всем необходимым.

Подземный город

Спецкомбинат номер 2 обосновался в гигантских высоченных залах, соединенных широкими просторными коридорами, тех самых залах, где до войны находился завод шампанских вин. На заводском складе еще оставалось несколько десятков тысяч бутылок молодого, невыдержанного шампанского-полуфабриката. Впоследствии оно очень пригодилось, когда немцы пристрелялись к единственной крутой тропинке, которая вела от комбината к источнику пресной воды. Шампанское заменило людям воду для питья и приготовления пищи, на нем варили кашу детям и раненым, им пользовались даже для бритья и заправки радиаторов автомобилей.

Вот как описывали очевидцы подземный город. Перед глазами - гигантский зал с цементным полом и высоченным потолком. Яркий электрический свет. Неровности каменных стен создают впечатление необычайности, оригинальности, стены покрыты картинами, лозунгами, плакатами. Абсолютная чистота. Два огромных операционных зала, физиотерапевтический, зубоврачебный кабинеты, перевязочные, душевые установки (в пещерах), изоляторы, похожие на комнаты первоклассных гостиниц. В палатах койки, застланные белоснежными простынями, в изголовье цветы, веточки.

По соседству с цехами находились "жилые кварталы". Семье рабочего отводилась площадь от четырех до шести квадратных метров. Этого вполне хватало, чтобы поставить кровать, столик, несколько стульев. Каждая семья воздвигала вокруг своей "квартиры" самодельные стены из простыней, одеял, занавесок, а более расторопные устраивали даже "капитальные" стены из фанеры. Получились вполне уютные комнаты, где можно было хорошо отдохнуть после трудового дня. Проходы между "квартирами" именовались "улицами" или "проспектами", которым присваивали то или иное название. Вначале это делалось в шутку, а затем прочно вошло в обиход. В комнатах царила идеальная чистота. За этим строго следили: грязь или даже нечистоплотность представляла при такой скученности серьезную опасность.

В следующих залах были расположены амбулатории, детские ясли, детский сад, столовая, кино, клуб. Отделывалось помещение для школы, которую также предполагали здесь открыть. В конце 1941 г. в штольнях находилось до 10 000 жителей Инкермана и близлежащих поселков.

Взрыв, который потряс генерала Манштейна

В конце июня 1942 г. немцы переправились через р.Черную, концентрируя свои силы под прикрытием отвесных скал. Захватить с ходу арсенал им не удалось. Одну за другой они предпринимали яростные атаки на слабеющий гарнизон. У входа в Советскую балку скопилось много вражеских танков, артиллерии, живой силы врага. К тому времени в подземелье находилось более 500 вагонов боезапаса и штольни были подготовлены к взрыву электрическим способом. В каждой из штолен было установлено по 3-4 ящика дымного пороха - в каждой с двумя толовыми 200-граммовыми шашками с капсюлем и бикфордовым шнуром. Судьбу арсенала решил начальник объекта Советской балки техник-интендант Прокофий Саенко. В 2 часа 30 минут 30 июня 1942 г. огромная монолитная скала приподнялась в воздух, раскололась и со страшным грохотом тяжело осела. Вот этот взрыв и вызвал изумление генерала Манштейна.

Очевидцы вспоминали, что в момент взрыва все загрохотало, задрожала земля, на огромную высоту поднялся столб железобетона, камня и земли. Под каменными глыбами оказались сотни вражеских солдат, танки, орудия.

Были взорваны южные штольни номер 1-7. Остальные 20 штолен (в них размещались спецкомбинат номер 2, завод шампанских вин и госпиталь) остались неповрежденными. На штольнях, которые взорвал офицер П.Саенко, в 1974 г. была открыта мемориальная доска.

После освобождения Севастополя было принято решение незамедлительно приступить к очистке штолен Советской балки для приема на хранение военного имущества и боезапаса. Основные работы по освобождению проезда через балку от обвалившегося камня вели пленные немцы. А работами по расчистке руководил все тот же Саенко. И уже в 1946 г. первые партии боезапаса флота начали поступать на хранение в Инкерманские штольни...

Штольни времен "холодной войны"

А вскоре, в годы "холодной войны", в интересах обороноспособности государства здесь был "возведен" новый подземный город. Общая его площадь достигала такой величины, что на ней можно разместить около 1000 трехкомнатных квартир площадью 50 кв. метров. Объем подземного пространства - несколько сот кубических метров. В подземном городе было оборудовано более 20 входов, куда можно было въехать на КРАЗе, свободно проехать по коридорам длиной 300-400 метров. Практически все штольни ориентированы с юга на север, имели по одному входу, некоторые - в два-три этажа, высотой от 5 до 20 метров, соединялись между собой. Толщина скалы от потолка до поверхности земли - 20-60 метров.

Строительство подземного города было приостановлено в 1961 году, когда было принято решение о сокращении Вооруженных Сил СССР. Недостроенные штольни, казематы, потерны и другие подземные сооружения были замурованы, некоторые приспособлены под винзаводы, склады и т.п.

В 70-80-е гг. здесь размещалось восемь воинских частей. Порядок и высокий уровень подготовки обслуживающего персонала гарантировали безопасность хранимого стрелкового имущества и другого вооружения. Проводились учения по нейтрализации боеприпасов и ликвидации последствий несанкционированных взрывов, инженерные, химические, медицинские расчеты возможных аварий. Именно тогда были обследованы все тайные входы и лазы и замурованы проходы.

Притяжение подземелья

Однако и тогда, и позже, когда развалилась бывшая могучая военная держава и военная тайна перестала быть тайной, взрывоопасные штольни притягивали к себе мальчишек. И, несмотря на то, что место охранялось, ребятам удавалось, укрываясь от взгляда часовых, проникать сквозь лазы внутрь каменного хаоса. "Шампанки" - так называют это место инкерманские подростки. В пылу азарта, в порыве самоутверждения они стремились найти лазы и пробраться глубоко под землю. Как правило, они опускались в штольню номер 4, где раньше находились боеприпасы. В нагромождениях скал искали (и находили) порох, невзорвавшиеся снаряды, оружие и т.д. Завершив свои вылазки, мальчишки, уже забыв о подстерегавшей их опасности, рассказывали одногодкам душераздирающие подробности увиденного в подземелье - следах взрывов, крови, остатках скелетов. В последнее время над этими чувствами преобладала жажда заработка или наживы, потому что находились работодатели, которые сулили за находки определенную мзду.

А находки здесь были только одного - смертоносного рода... О находящихся под землей огромных запасах боеприпасов то и дело сообщали газеты. То и дело появлялось то самое грозное сравнение: "несколько Хиросим".

При чём здесь Хиросима?

 - В архивах Гатчины, Ленинграда, Москвы, куда я был направлен командованием флота, мне довелось познакомиться с большим количеством материалов, которые до меня мало кто видел, - в 200 делах моя запись была первой, - рассказывает В.Б.Иванов. - Я беседовал практически со всеми тогда живыми участниками и руководителями строительства подземного города, как гражданскими, так и военными: Балицким, С.Н.Кангуном, И.А.Лебедем. Материалы отчета были подготовлены и представлены в специальном закрытом докладе в трех томах. В нем даны описания подземных сооружений различных площадей, объемов и технического состояния. В них представлены рисунки, чертежи, схемы и планы. После моего ухода со службы прошло много лет. Давать оценку публикуемой информации о грозящей опасности не в моей компетенции. Хотя, думаю, кто-то из вышестоящего начальства должен был это сделать хотя бы для того, чтобы успокоить население. Я же, как бывший начальник штаба местной обороны Севастопольского гарнизона, как бывший руководитель оперативной группы по ликвидации чрезвычайных ситуаций в Севастополе, считаю, что подаваемая в прессе информация на сегодня не имеет под собой оснований. В лучшие времена (80-е годы) ЧФ, имея в своем составе более 100 боевых кораблей различных классов и типов, хранил необходимый запас ракет, торпед, мин, боеприпасов и т.п., который был рассредоточен в различных районах города и Крыма, некоторая часть из них находилась в Советской балке. С 1991 г. в связи с межгосударственными соглашениями происходили неоднократные сокращения флота, естественно, уменьшилось количество боезапаса. В Инкерманских штольнях никогда не хранились сильнодействующие отравляющие вещества, тем более радиоактивные. Так что сравнивать с Хиросимой некорректно. Однако оружие - это всегда грозная сила. А его здесь немало.

Естественно, общая ситуация последнего десятилетия наложила свой отпечаток на состояние Инкерманских штолен. Оставлять без должного внимания такой объект недопустимо. И это прекрасно понимают командование ВМС ВС Украины, командование ЧФ РФ. Однако для того, чтобы уничтожить боеприпасы времен минувшей войны, нужны средства. Причем немалые.

Теперь этот вопрос решается на уровне правительства. А раз так, то можно надеяться, что скоро мы увидим свет в конце тоннеля. Точнее - свет в конце штольни.

Елизавета ЮРЗДИЦКАЯ.
Фото из архивов В.Б.Иванова.

* * * * *

Постскриптум

Глас народа

Как сделать нашу землю менее опасной для проживания?

Валерий ЛЕБЕДЕВ, военнослужащий:

 -  Если люди не будут понимать, что земля  -  их дом, то нам грозит уничтожение. И начинать надо не только с государства, но и с самих себя. Большое количество свалок в пригородной зоне Севастополя среди прекрасной крымской природы, разработка карьеров, строительство особняков в заповедных местах  -  все это вызывает серьезные опасения, что люди смогут сохранить нашу планету и жизнь. Кроме серьезных законодательных актов, жесткого контроля над их исполнением, необходимо внутреннее понимание каждого гражданина, что все это может привести к катастрофе.

Александр ЛИТВИНЕНКО, офицер запаса:

 -  Нужны средства на обеспечение безопасности. Для того, чтобы ту же штольню очистить от боеприпасов, нужны финансы. И чтобы природу сохранить, тоже нужны деньги. Думать, что все решится само по себе, это неправильно.

Сергей КИЗИЛ, и.о. заместителя начальника управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы:

 -  Надо работать по разминированию. Есть наметки, их надо реализовывать. В 2001 году Кабмином утверждена программа по уничтожению боеприпасов времен Великой Отечественной войны. Единственно, что мешает ее осуществлению, - это недостаток финансирования. Если в этом году будут деньги из госбюджета, как намечено, то у нас есть перечень мест, где надо поработать. Мы выполняем заявки, которые поступают при обнаружении взрывоопасных предметов. Но мы хотим не ждать, чтобы кто-то нашел мину или бомбу времен войны, а провести предупредительную работу: проверить места возможного их нахождения.

Иван КРАСНОВИД, начальник Крымского отдела госинспекции охраны Черного моря:

 -  Земля по своей природе безопасна для проживания. Но становится опасной, если нет хозяина, грубо попирается природоохранное законодательство. В частности, законы об охране атмосферного воздуха, отходах, водный и другие. Ведь сколько еще загрязняющих выбросов производят предприятия или земли бесконтрольно эксплуатируют в сельском хозяйстве, "перекормленные" ядохимикатами. Как можно говорить о безопасности, если в районе улицы Шевченко организована свалка на тысячи тонн. Туда вывозят даже отходы производства, нефтепродуктов.

Анастасия КОСЦОВА, психолог городского центра по физической культуре и спорту инвалидов "Инваспорт":

 -  Я считаю, что главное - это отношение к земле. Если люди бросают пластмассовые бутылки, мусорят, то это отзовется на нашей жизни. В обществе не сформировано экологическое сознание. Поэтому мы сами страдаем от своего невежества, бескультурья по отношению к природе. И надо бы каждому начать с себя. И тогда будут изменения к лучшему.

© газета "Слава Севастополя"