Чуфут-Кале


 

Чуфут-Кале – наиболее сохранившийся и посещаемый из "пещерных городов". Расположен он на плато горного отрога, господствующего над тремя глубокими долинами. Он играл важную роль в византийской оборонительной системе, федератами империи здесь были потомки аланских племен. Сама природа подготовила неприступную строительную площадку, а человек возвел на ней город, усилив естественную защиту крепостными сооружениями. Археологические раскопки, проведенные в 50-х годах, дают основание предполагать, что он был построен в X-XI вв., после гибели соседнего города Кыз-Кермен.

По свидетельству арабского географа XIV в. Абульфеды, в XIII в. в Чуфут-Кале жили аланы – самое могущественное из позднесарматских племен иранского происхождения. Они стали проникать в Крым со II в. н.э., в III-IV вв. их было здесь уже значительное количество.

Обосновавшись в горном Крыму, аланы приняли христианство. Занимались они земледелием, животноводством и ремеслом, торговали с соседними и дальними странами. На плодородных землях близлежащих долин выращивали фрукты и виноград. В случае опасности сельское население укрывалось за стенами крепости и тоже участвовало в обороне.

История города, особенно ранняя, изучена недостаточно. Она становится более ясной с конца XIII в., когда войска бея Яшлавского из орд темника Золотой Орды Ногая захватили крепость. Одна из крымских легенд гласит, что татары долго не могли взять Чуфут-Кале. В конце концов, они пошли на хитрость – создали видимость наступления большого войска. День и ночь били барабаны, непрерывно отдавались команды. Инсценировка всеобщей атаки продолжалась несколько суток. Бдительность защитников крепости притупилась. Выбрав момент, осаждающие пробили оборонительную стену в уязвимом месте и ворвались к крепость. Мужчин-воинов, как обычно, завоеватели истребили, остальную часть населения обратили в рабство...

Захватив город, татары разместили в нем свой гарнизон и назвали его по-своему – Кырк-Ор (первоначальное название крепости неизвестно). Кырк-Ор расшифровывается так: "ор" — "вал со рвом, укрепление", а "Кырк" — имя одного из тюркских родов, вероятнее всего, половецкого. Есть и другая версия: "Кырк-Ор" — "Сорок укреплений" или "Сорок Замков". Как говорится, здорово, но непонятно! Легенда приписывает этому укреплению также имя Гевхер-Кала — "Драгоценная крепость". Якобы став ее хозяевами, золотоордынцы украсили все ее стены и ворота драгоценными камнями. Об этом в XVII в. написал турецкий путешественник Эвгия Челеби.

На рубеже XIV и XV вв. впереди восточной линии укреплений татары поселили караимов-ремесленников, которые для защиты своей слободы построили вторую оборонительную стену. Так возникла новая часть города. Довольно быстро Кырк-Ор стал крупным торгово-ремесленным центром юго-западного Крыма.

В городе возводится сохранившийся до наших времен мавзолей XV в. — прекрасный образец малоазийской архитектуры. Это монументальное восьмигранное сооружение, украшенное по ребрам граней резными колонками, с высоким, покрытым резьбой порталом. В глубине мавзолея, на ступенчатом возвышении,— надгробие с арабской вязью: "Это гробница знаменитой государыни Джаныке-ханым, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца рамазана 841 года хиджры (1437 г. по григорианскому календарю)". Джаныке-ханым была дочерью того самого Тохтамыш-хана, который захватил в 1382 г. Москву, сумел восстановить ее подчинение Золотой Орде, утраченное после Куликовской битвы, но был разбит войсками Тимура в междоусобной войне золотоордынцев и осевших в Средней Азии чингизидов. Она была женой последнего золотоордынского эмира Крыма — Едигея и оставила о себе память мудрой правительницы, наследницы амазонок. Именно она стояла у колыбели самостоятельности Крымского ханства, приютив в своем наследственном родовом гнезде Хаджи Девлет-Гирея. С ее именем связано множество легенд крымско-татарского народа, одну из которых Вы можете прочитать здесь.

В XV в. Кырк-Ор становится первой столицей независимого Крымского ханства. Основатель династии крымских правителей Хаджи-Гирей, победив владыку кырк-орского ханства Эминек-бея, устраивает здесь свою резиденцию, больше надеясь на неприступные кручи Кырк-Ор, стены и ворота, чем на верность своих новых подданных. В это время расширяется мечеть, воздвигнутая при Джанибеке, основывается медресе (мусульмантская духовная школа), строится ханский дворец, в котором принимают иностранных послов. В крепости сохранились остатки монетного двора Гиреев, где чеканилась серебряная с примесью меди монета с надписью "Кырк-Ор".

Крепость укрывала ханов во время междоусобиц, была надежным убежищем в период их борьбы с Золотой Ордой за самостоятельность.

В конце XV в. уже Менгли-Гирей (1467-1515 гг.) заключил договор с московским князем Иваном III о совместном наступлении на Золотую Орду. После её разгрома Крымское ханство заметно усилилось. Значение Кырк-Ора как крепости упало, и Менгли-Гирей переселился в новую, специально построенную столицу – Бахчисарай. Старый город становится своеобразной цитаделью Бахчисарая и местом заточения знатных пленников.

В конце XV в. в заточении на Кырк-Оре находился литовский посол Лез, а в 1648 г. – польский гетман Потоцкий. Подобной участи иногда подвергались послы и видные политические деятели России. В 1572 г. в тюрьме сидел любимец Ивана Грозного Василий Грязной. Три года томился в тюремной застенке русский посол Василий Айтемиров (1692-1695), посланный в Крым для заключения мирного договора. С этой же целью прибыл к хану в конце XVII в. и князь Ромодановский – видный политический деятель при Петре I. Но хан посадил его в тюрьму, где князь просидел три года.

Самые тяжелые испытания выпали на долю русского воеводы Василия Борисовича Шереметева. В 1660 г. он со своим войском на Волыни защищал родину от татарских набегов. В битве под Чудновом он был захвачен и тайно перевезён в Бахчисарай. Только через одиннадцать месяцев об этом узнали в Москве и начали переговоры о выкупе. Зная, что Шереметев любимец царя, хан потребовал за него города Казань и Астрахань. Но русское правительство не могло пойти на это, да и Шереметев отказался купить свободу такой дорогой ценой. Его заточили в темницу на Чуфут-Кале. В общей сложности он провел там двадцать один год.

О тяжелой участи Шереметева красноречиво говорит его письмо к русскому царю Алексею Михайловичу: "Хан мучил меня, никого так никто не мучает, которые есть государевы люди у мурз, у аг и у черных татар. Кандалы на мне больше полпуда; четыре года беспрестанно я заперт в палату, окна заделаны каменьями, оставлено только одно окно. На двор из избы пяди не бывал я шесть лет; a от кандалов обезножен, да и голоден".

Шереметев просил скорее его выкупить, но с татарами трудно было договориться. Четыре хана сменилось за это время в Бахчисарае, и каждый предъявлял новые требования. Только в 1681 г. воевода был выкуплен родственниками за 60 тысяч рублей золотом. Беспомощным, искалеченным, ослепшим стариком вернулся Шереметев на родину. Мужество, непреклонная воля, любовь к России помогли ему выдержать плен, перенести долгие годы тяжелой неволи. Но жить на свободе пришлось недолго. Через полгода, в 1682 г., он умер на родине.

В крепости держали не всех пленников, а только тех, кто был знатен и мог себя выкупить. Бедняков, которые откупиться не могли, продавали в заморское рабство в Кафе (Феодосии) – главном центре работорговли на полуострове, или на месте в Бахчисарае.

После подчинения Крымского ханства Османской империи в Кырк-Оре перестраивают восточную оборонительную стену и южные крепостные ворота. Новая стена тянется от южного края плато до северного, делая этот район неприступным. Сохранились полуразрушенная южная и две северные башни с ружейными бойницами, а также орудийная амбразура. Большие ворота прикрывают два выступа с площадками вверху.

В царствование Анны Иоанновны русские войска под предводительством фельдмаршала Миниха захватили Бахчисарай и Чуфут-Кале. Крепость была разрушена, и город превратился в тихое местечко с немногочисленной армянской и относительно большой караимской общиной. Русский путешественник П. И. Сумароков в 1799 г. пишет, что здесь находилось 227 караимских домов и 1600 жителей.

В Крыму, и не только в Крыму, караимская община не сливается с еврейской, но татары не считают эти различия существенными, народная этимология переименовала Кырк-Ор, когда он стал караимским городом (с середины XVII в. татары покидают Кырк-Ор, там остались жить только караимы), в "Иудейскую крепость" — Чуфут-Кале.

Караимы являются потомками древних тюркских племен, входивших в VIII-X вв. в состав Хазарского каганата. Они переняли от иудейской религии вероучение караизма; отрицая талмуд, были последователями древнееврейской ветхозаветной Библии (Пятикнижия Моисея). Со временем слово "караим" стало этнонимом – названием народности.

Караимы жили в Крыму замкнутой религиозной общиной, по быту и одежде не отличались от татар, говорили на татарском языке, но сохранили и свой. Занимались торговлей и ремеслом, отчасти земледелием и скотоводством. У наиболее зажиточных лавки и мастерские находились в Бахчисарае. Но, согласно ханскому указу, все караимы, работавшие или торговавшие в Бахчисарае, на ночь должны были отправляться домой, в свое селение на плато.

В XIV в. великий князь Литовский Витовт вывел из Крыма триста караимских семей в крепость Тракай, а затем в Луцк и Галич. Считалось, что караимы самые отважные и неподкупные телохранители. Они до последнего хранили верность и выжженным солнцем плато. Последние караимы покинули "пещерные города" в конце XIX в., после чего там поселилась История.

Поблизости от Бахчисарая на вплотную прижатой к скалам дороге с правой стороны расположены пещеры Успенского монастыря (от монастырских дверей до ворот Чуфут-Кале около полутора километров на восток и восьмидесяти метров вверх по горной тропе и вырубленной в скале узкой лестнице). Чуть дальше по дороге расположен источник Газы-Мансур. Вымощенная камнем дорога идет в Чуфут-Кале мимо источника к малым, южным воротам.

Эти ворота называют также "потайными" — они не видны, пока не приблизишься к ним вплотную. В древности тут, вероятно, была калитка. Сохранились массивные дубовые створки, обитые железом. Верхняя часть стены была перестроена и снабжена бойницами. Для врагов эти ворота были настоящей ловушкой. Противник приближался к воротам, будучи обращенным к стене правым, незащищенным боком. Узкий поворот перед воротами не позволял использовать таран в полную силу. Но даже захват ворот не давал штурмующим никакого преимущества — они оказывались в узком, вырубленном в скале коридоре. С деревянного настила защитники сбрасывали на них камни, лили кипящую воду, а лучники, засевшие в оборонительных пещерах в конце коридора, осыпали их стрелами.

С восточной стороны вход в город закрывала мощная крепостная стена. С южной, западной и северной сторон не было необходимости строить укрепления: плато здесь отвесно обрывается вниз. В этом месте открывается чудесный вид на долину Ашлама-Дере, на вершины Роман-Кош, Кемаль-Эгерек и Чатыр-Даг.

Внутри города проходит средняя, самая ранняя оборонительная стена, пересекавшая плато от одного края до другого. Она сложена из крупных прямоугольных блоков на известковом растворе. Раскопки позволили выявить первоначальную ее конструкцию. Стена имеет толщину до 5 м, а высоту — до 8 метров. В стене были широкие ворота, на северном и южном флангах располагались боевые башни. Перед стеной был вырублен широкий крепостной ров, который наполнялся дождевой водой, стекавшей по желобкам, вырубленным в скале. Большой ров не доходил до края северного обрыва — здесь в стене имелась калитка, перед которой вырубили два малых рва. Из малого рва по каменной лестнице можно спуститься в две большие пещеры, с которыми связано много легенд. Увы, археологические исследования доказали, что пещеры связаны с домом, построенным в XVII в., и имели чисто хозяйственное назначение.

По другую сторону средней стены на узких улочках с глубокими колеями от колес размещались христианская и караимская общины. Эта часть Чуфут-Кале неплохо сохранилась до настоящего времени благодаря замечательному караимскому ученому А. С. Фирковичу (1787—1874). Во время своих поездок в Палестину, Египет, Турцию, на Кавказ караимский историк собрал богатейшую коллекцию старинных рукописей, книг и надгробных надписей еврейского и караимского происхождения, которые представляют большую научную ценность для востоковедов, особенно в свете найденных рукописей Мертвого моря. Еще при жизни А. С. Фиркович передал коллекцию государству, и она хранится в отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

Город постоянно ощущал нехватку питьевой воды. В районе монетного двора проходил каменный желоб с керамическими трубами древнего водопровода. Когда он перестал действовать, жители Чуфут-Кале вынуждены были брать воду из источников, находящихся вне города. Из-за отсутствия воды и участков земли, пригодных для обработки, город постепенно пустел. В 1852 г. последние караимы покинули его.

Вот что писал о мертвом городе путеводитель конца XIX века: "Вряд ли ещё где найдется город, который производил бы столь сильное подавляющее впечатление полным отсутствием жизни. А жизни здесь совсем нет – вымершие улицы, полуразрушенные дома без крыш, окон и дверей и полное отсутствие людей; только огромные плиты, по которым передвигается случайный посетитель этого покинутого города, говорят о том, что здесь когда-то жили, передвигались, страдали и наслаждались поколения людей...".

Единственными обитателями Чуфут-Кале остались члены семьи Фирковича. Охрану древностей Чуфут-Кале, возвеличивание его в истории — в этом ученый видел задачу своей деятельности. Он скупал заброшенные дома, нанимал сторожей, чтобы защищать их от расхищения.

Дом Фирковича сохранился до наших дней. Он просторен, крыт черепицей, в одном из его помещений есть камин. Во дворе — хозяйственные постройки. Расположенный рядом дом был выстроен караимским обществом в 1896 г. для приема царя и членов царской фамилии.

Два других наиболее сохранившихся здания — караимские кенассы, большая и малая. Эти прямоугольные здания с двускатными крышами окружены открытой террасой с каменными приземистыми колоннами, между которыми перекинуты арки. У стен — скамьи с нишами внизу. На этой террасе собирались верующие в ожидании службы; выборные старшины вершили здесь суд над нарушителями нравственных предписаний общины.

Большая соборная кенасса возведена в XIV веке. Десять колонн аркады опираются на парапет из массивных плит, украшенных высеченными в камне розетками. В храме устраивались торжественные праздничные службы.

Возраст малой кенассы определить трудно из-за капитального ремонта, произведенного в конце XVIII века. Она предназначалась для обычных служб и собраний, позднее здесь располагалась школа.

Оба храма разбиты на три отделения. В первом, небольшом, ближе к выходу, отделенном перегородкой от остального зала, на скамьях, обитых кожей, сидели и молились те, кто по старости не мог стоять, а также люди, носившие траур. В отдельном помещении второго этажа, представляющем подобие балкона, закрытого со стороны алтаря густой деревянной решеткой, находились женщины. Главное отделение предназначалось для мужчин.

Недалеко от кенасс находилась типография, открытая в 1731 году. Это была первая типография в Крыму. В ней печатались книги на древнееврейском и караимском языках.

Покидая город, вдохните еще раз воздух Чуфут-Кале — он по-настоящему целебный. В "пещерном городе" никогда не было эпидемий, и во время вспышек холеры и чумы жители соседних городов спасались здесь от них.

В 1999-2001 годах у южного склона Чуфут-Кале археологами и спелеологами был открыт и расчищен загадочный колодец. Когда он прорыт, для чего предназначен, пока не известно.

Вероятно, там собиралась вода, которая со временем ушла. Колодец мог входить в оборонительную систему крепости; не потому ли в некоторых караимских легендах были сведения о появлявшихся "из-под земли" воинах. А.С. Фиркович писал о прямом колодце Тик-кую: "Это грандиозный сход, косо вырубленный тоннелем к воде". Колодец выдолблен в известняке и уходит в землю на 45 метров; на его стенах есть рисунки, относящиеся к IV веку н.э. В 26 метрах от поверхности от вертикальной шахты отходит наклонная галерея со ступенями, выводящая на поверхность, прорытая с таким расчетом, чтобы на восходе солнца в дни весеннего равноденствия это подземелье освещали первые лучи. На сводах уже появились сталактиты. Последние признаки пребывания человека в колодце относят к началу XV века, а после этого колодец был законсервирован - завален землей и камнями.

С 2001 года он стал оборудованным экскурсионным объектом, который ставит перед посетителями (как, впрочем, и перед учеными) много новых вопросов. Очевидно, что удовлетворить потребностям в воде один такой колодец не мог, значит должны быть и другие, подобные. Если же он нужен был для обороны, то где-то должен быть выход из него прямо в крепость, на плато Бурунчук — именно так писал А. С. Фиркович. Поисковые работы продолжаются.

У подножия Чуфут-Кале раскинулась Иосафатова долина — так назвали ее караимы в честь долины погребений близ Иерусалима. На севере за долиной Ашлама-Дере лежит гора Мейдан-Даг, подобная Масличной горе; на юге за долиной Кизил-Дере — гора Бешигдаг, покрытая ореховым кустарником, как в Иерусалиме. У ее подножия находится источник Юсуп-Чокрак (в переводе с караимского – "Фонтан Иосифа"), по дну долины протекает пересыхающий летом Кедронский ручей.

Иосафатова долина для караимов была традиционным местом захоронений. Известны случаи, когда сюда привозили хоронить караимов из Вильнюса и Одессы. Современные ученые считают, что самое древнее погребение относится к середине XIII века.

Скалы, камни, могилы, развалины на горах, пустынность долины всегда привлекали художников. Сюда приезжал И. Н. Крамской для этюдов к картине "Христос в пустыне". Бывали здесь И. Е. Репин и В. А. Серов. Чуфут-Кале посещали А. С. Пушкин и Адам Мицкевич, А. С. Грибоедов и В. А. Жуковский, Леся Украинка и М. М. Коцюбинский, А. М. Горький и А. Н. Толстой.

Посещение "пещерного города" Чуфут-Кале входит в наш маршрут по юго-западному Крыму. Вы сможете подняться в Чуфут-Кале, в котором все - сказка! 170 его пещер с амбразурами, пробитыми в стометровых скальных обрывах, с потрясающими видами из них; караимские кенассы с неповторимыми каменными кружевами по фризам, окнам и алтарю; мавзолей; великолепная и суровая Иосафатова долина.

Но не менее, чем все чудеса природы и творения рук человеческих впечатляют две глубокие, до полуметра(!), колеи, выбитые за бессчетные века в природном каменном покрытии давно опустевшей проезжей дороги, может быть, улицы, деревянными колесами повозок ее жителей — караимов, татар, кипчаков, алан, а может, и более древних жителей этих мест.

Заслуживают вашего внимания и другие пещерные города и монастыри, большинство из которых сосредоточены именно в Бахчисарайском районе. В ближайших выпусках нашей рассылки мы продолжим знакомить Вас с ними.

А пока приглашаем Вас посмотреть на страницах нашего сайта фотографии "пещерного города" Чуфут-Кале, которые были сделаны участниками прошлогодних наших маршрутов!

Cледующий выпуск рассылки мы посвятим знаменитой Таракташской тропе. "Уголок Саксонской Швейцарии", "тропа в объятиях скальных ладоней гор", "каменный гребешок" - все это названия Таракташской тропы, которая проложена с Ай-Петри до водопада Учан-Су.

-------------------------------- Легенды и предания --------------------------------

Ниже мы приводим отрывок из "Сказания о Джаныке из Кырк-Ора", полный текст которого Вы можете прочитать на нашем сайте.

Вот смотри, крепкие стены Кырк-ора, ух, какие крепкие! Если ты вот так даже руки разведешь, стену все равно не обнимешь. Толстые стены, крепкая крепость. И ворота железные и замки, наверное, каждый с пуд. А за стенами кто жил, знаешь?

Тохтамыш-хан. Что сказать о нем? Тохтамыш-хан — это мало сказать! Какой был хан? Не хотят глаза смотреть, такой страшный был. У него — люди говорили — тело шерстью поросло, он был рыжий, голова у него была, как у барана, зрачки у него поперек глаз стояли, таких глаз у человека не бывает.

Он никогда не кричал, Тохтамыш-хан, но люди даже шепота его боялись. Богат был Тохтамыш. А где ты видел бедного хана? Всего было у него. В его каменных пещерах стояли сундуки богатые, сундуки с большими замками. Но, женщина, лучше не открывай ты крышки этих сундуков. Если откроешь, глупая, ты подумаешь, что солнце украли и спрятали в сундук, посмотришь и ослепнешь. Это не солнце, это богатые одежды с камнями драгоценными, золото нашито на одежды. Только ты их руками не трогай, не надо, пусть лежат. Липкие они, потому что богатство Тохтамыш-хана по рекам крови пришло, пришло и легло в сундуки. Стерегут эти сундуки каменные пещеры, каменные стены и каменное сердце Тохтамыш-хана.

Никого не любил Тохтамыш-хан, а какой хан кого любит?
далее...

----------------------------- Наши советы, впечатления -----------------------------

Один из путешественников - Леонов Руслан из Днепродзержинска, любящий Крым и путешествующий по его территории, прислал нам свои впечатления от посещения "пещерного города" Чуфут-Кале в мае 2003 года, полный текст которых Вы можете прочитать на нашем сайте, здесь же мы приводим отрывок из его рассказа:

"За следующим поворотом тропы нашему взору предстала потрясающая панорама: высоко в небе, на самом краю скалы - здания, стены, башни средневекового города Чуфут-Кале. Глубокое впечатление производят на меня эти седые руины, их источенные временем камни. Венеция - это водяной город, а Чуфут-Кале можно смело назвать воздушным. Жилища караимов подобны орлиным гнездам на вершине крутой, неприступной горы. Очень интересно смотреть на них снизу. Отличаясь по цвету от скалы, они представляются как забрало древнего укрепления. О точном времени основания Чуфут-Кале ходит много споров. Если собрать все даты, то получается - где-то в промежутке с VI по XII в. Судя по всему, он существовал задолго до появления в этих местах татар, и к моменту их прихода имел настолько важное значение в стране, что татары сразу же принялись за его осаду. После взятия этот город получил новое название Кырк-Ор (сорок укреплений). Они поселили в нем ремесленников-караимов, которые построили вторую оборонительную стену. И в те времена город стал ремесленным и торговым центром. С постройкой нового ханского дворца татары ушли в Бахчисарай, и в Кырк-Оре остались жить только караимы, потомки древнего тюркского племени хазар, последователей ветхозаветной Библии. Татары считали их евреями, и с этого времени город стал называться Чуфут-Кале, что в переводе означает "Иудейская крепость"."

далее...

© По материалам рассылки сайта www.cooltravel.ru.



 Чуфут-Кале (Кырк-ор)
 




План Чуфут-Кале

ВХОДНЫЕ ВОРОТАСРЕДНЯЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СТЕНАЧуфут-Кале – это один из хорошо сохранившихся и наиболее посещаемых средневековых городов. Он располагается на востоке от Бахчисарая, на плато горного отрога, господствующего над тремя глубокими долинами. Сама природа подготовила неприступную строительную площадку, а человек возвёл на ней город, усилив естественную защиту крепостными сооружениями. Археологические раскопки дают основание полагать, что город был построен в X – XI вв., после гибели соседнего Кыз-Кермена. По свидетельству арабского географа XIV В. Абульфеды, в XIII в. в Чуфут-Кале жили аланы – самое могущественное из позднесарматских племён иранского происхождения.

Аланы стали проникать в Крым со II в. н.э., в III–IV вв. их было здесь уже значительное количество. Обосновавшись в горном Крыму, они приняли христианство. Занимались аланы земледелием, животноводством и ремеслом, торговали с соседними и дальними странами. На плодородных землях близлежащих долин выращивали фрукты и виноград. В случае опасности сельское население укрывалось за стенами крепости и тоже участвовало в её обороне.

ГЛАВНАЯ ПЛОЩАДЬРанняя история Чуфут-Кале изучена недостаточно. Более ясной она становится с конца XIII в., когда войска бея Яшлавского из орд темника золотой орды Ногая захватили крепость. Одна из крымских легенд гласит, что татары долго не могли взять Чуфут-Кале. В конце концов, они пошли на хитрость – инсценировали большую атаку, продолжая бить в барабаны, отдавать команды в течение нескольких суток. Выбрав момент, когда бдительность защитников притупилась, осаждающие пробили стену в уязвимом месте и ворвались в крепость. Мужчин-воинов нападавшие истребили, остальную часть населения обратили в рабство…

МАВЗОЛЕЙ ДЖАНЫКЕ ХАНЫМ - ДОЧЕРИ ЗОЛОТООРДЫНСКОГО ХАНА ТОХТАМЫША 1437 ГОДЗахватив город, татары разместили в нём свой гарнизон и назвали его по-своему – Кырк-Ор (сорок укреплений). Дотатарское название города не установлено.

На рубеже XIV и XV, впереди восточной линии укреплений татары поселили караимов-ремесленников, которые для защиты своей слободы построили вторую оборонительную стену. Так возникла новая часть города. Довольно быстро Кырк-Ор стал крупным торгово-ремесленным центром юго-западного Крыма.

По достоинству оценив крепость, первый крымский хан Хаджи-Гирей в XV в. превратил старую часть города в свою укреплённую резиденцию. Она укрывала ханов во время междоусобиц, была надёжным убежищем в период их борьбы с Золотой Ордой за самостоятельность.

ВХОДВ конце XV в. уже Менгли-Гирей (1467 – 1515 гг.) заключил договор с московским князем Иваном III о совместном наступлении на Золотую Орду. После её разгрома Крымское ханство заметно усилилось и значение Кырк-Ора как крепости упало. Менгли-Гирей переселился в новую, специально построенную столицу – Бахчисарай, а старый город стал своеобразной цитаделью при Бахчисарае и местом заточения знатных пленников. Бедняков же, которые откупиться не могли, продавали в рабство в Кафе – главном центре работорговли на полуострове.

В конце XV в. в заточении на Кырк-Оре находился Литовский посол Лез, в 1648 г. – польский гетьман Потоцкий. Подобной же участи иногда подвергались послы и видные политические деятели России. В 1752 г. здесь сидел любимец Ивана Грозного Василий Грязной, три года томился в застенках русский посол Василий Айтемиров (1692 – 1695 гг.), посланный в Крым для заключения мирного договора. Такая же участь постигла уже в XVII в. князя Ромодановского – видного политического деятеля при Петре I.

ПЕЩЕРЫ КРЁСТНОГО РВАСамые тяжкие испытания здесь выпали на долю воеводы Василия Борисовича Шерементьева, любимца царя Алексея Михайловича, взятого в плен в битве под Чудновом и тайного перевезённого в Бахчисарай. В своём письме к русскому царю, он писал:

"Хан мучил меня, никого так никто не мучает, которые есть государевы люди у мурз, у аг, и у чёрных татар. Кандалы на мне больше полпуда; четыре года беспрестанно я заперт в палату, окна заделаны каменьями, оставлено только одно окно. На двор из избы пяди не бывал я шесть лет и нужу всякую исполняю в избе; и от духу, и от нужи, и от тесноты больше оцынжал, и зубы от цынги повыпадали, и от головных болезней вижу мало, а от кандалов обезножел, да и голоден".

Шерементьев просидел в темнице более двадцати лет, а вышедши из неё через полгода скончался.

КАРАИМСКИЕ КЕНАСЫС середины XVII в. татары покидают Кырк-Ор, там остаются только караимы. Татары считали их евреями, и стали называть Кырк-Ор Чуфут-Кале, что означает "Еврейская крепость".

Караимы являются потомками древних тюркских племён, входивших в состав Хазарского каганата в VIII – X в. Они переняли от иудейской религии вероучение караимизма; отрицая талмуд, были последователями древнееврейской ветхозаветной библии (Пятикнижия Моисея). Со временем слово "караим" стало этнонимом – названием народности.

...Караимы жили в Крыму замкнутой религиозной общиной, по быту и одежде не отличались от татар, говорили на татарском языке, но сохранили и свой (караимский язык относится к кипчакской подгруппе тюркских языков). Занимались торговлей и ремеслом, отчасти земледелием и скотоводством. У наиболее зажиточных лавки находились в Бахчисарае.

После включения Крыма в состав России, караимы объявили себя её приверженцами. Вскоре царское правительство признало, что караимы не евреи, и предоставило им ряд льгот, в том числе и возможность расселяться по всей территории России.

ГЛАВНЫЕ ВОРОТА КРЕПОСТИС этого времени Чуфут-Кале стал пустеть. Жители покидали его плато с суровыми условиями бытия и переселялись в Бахчисарай, Симферополь, Евпаторию. В 1852 году с Чуфут-Кале ушли последние обитатели. Вот, что писал о мёртвом городе путеводитель конца XIX в.:

"Вряд ли ещё где найдётся город, который производил бы столь сильное подавляющее впечатление полным отсутствием жизни. А жизни здесь совсем нет – вымершие улицы, полуразрушенные дома без крыш, окон и дверей и полное отсутствие людей; только огромные плиты, по которым передвигается случайный посетитель этого покинутого города, говорят о том, что здесь когда-то жили, передвигались, страдали и наслаждались поколения людей…".

Чуфут-Кале - проблема водоснабжения Старого города

Крепость без воды — не крепость. По словам позднеримского теоретика фортификационного искусства Вегеция Флавия Рената «Великим преимуществом пользуется город, если внутри его стен имеются неиссякаемые источники. Если природа этого не дала, нужно выкопать колодцы, как бы глубоко ни пришлось их рыть, и вытаскивать воду сосудами при помощи канатов... Кроме того, во всех общественных зданиях, так же как во многих частных домах, должны быть тщательнейшим образом устроены цистерны, чтобы они служили водоемами для дождевой воды, которая стекает с крыш. Не так легко победит жажда тех, кто находится в осаде, если они за это время станут пользоваться хотя бы незначительным количеством воды, пусть только для питья».

До сих пор неясно, как решалась проблема водоснабжения в ранней крепости на чуфут-кальском плато. Примеры других средневековых крепостей Горной Таврики показывают, что обычно сооружались колодцы, перехватывавшие подземные русла источников, выходивших из гротов под обрывами. Наиболее интересен осадный колодец Эски-кермена, пробитый с поверхности плато к истокам грота, в котором был родник. Этот колодец, созданный в VI—VII вв., представлял собой круто наклоненную галерею, которая шестью маршами вела к подножию обрыва. В горизонтальной ее части накапливалось до 70 м воды. Эта влага конденсировалась из атмосферного воздуха, проникавшего в трещиноватую толщу мшанковых известняков, слагающих тело эски-керменского плато.

Колодцы другого, шахтного типа, известны в цитадели Мангупа на мысе Тешкли-бурун и в Новом городе Чуфут-кале. Первый был сооружен в XIV—XV вв., а второй не ранее XV в. Принцип выбора места для их сооружения тот же, что и на Эски-кермене — перехват естественных выходов воды под обрывами. Вероятно, такой же колодец был и в крепости Каламите-Инкермане, о котором вплоть до первой половины XIX в. упоминают в своих записках путешественники.

Что касается Чуфут-кале раннесредневековото периода, то до середины 1950-х п. приходилось ориентироваться на смутные указания поздних авторов о существовании в Старом городе колодца, ведущего за пределы крепости к источнику, находившемуся на склоне горы, недалеко от подножия обрыва. Так М.Я.Фиркович писал о колодце Сукур-кую (слепой колодец), или Тик-кую (прямой колодец), находившемся под Бурунчаком: «Это грандиозный сход, косо вырубленный тоннелем к воле. Отверстие этого тоннеля на Бурунчаке ныне скрыто под кучей камней». С.М.Шапшал, караимский гахам, упоминает о подземном ходе у малых ворот, ведшем к источнику у подножия скалы. В его время этот вход был забит камнем и песком. Высказывалось предположение, что этот колодец, сходный по типу с эски-керменским, следует искать в расселине, перекрытой оборонительной стеной Пенджаре-исар. Возможно, дальнейшие совместные исследования археологов и геологов позволят решить эту проблему.

Е.В. Веймарн скептически относился к гипотезе о существовании раннесредневекового колодца, полагай, что водоснабжение крепости было организовано иным способом.

В 1958 г. при расчистке пространства между воротами Орта-капу и заложенной оконечности большого рва был обнаружен высеченный в скале желоб, в котором на глиняной подсыпке была уложена нитка водопровода. Он состоял из керамических труб длиной 0,46 м и внутреннем диаметре на узком конце 0,07 м каждая. Всего было открыто 22 звена, соединенных гидравлическим известковым раствором. По мысли Е.В. Веймарна, этот водопровод, сооруженный в XI—XII вв., подавал воду в город из источников, предположительно находившихся к востоку от крепости, неподалеку от северо-западной стороны караимского кладбища в Иософатовой долине. Разрушена эта магистраль была в связи с засыпкой главного рва в конце XVI—XVII вв. В этой гипотезе есть ряд уязвимых мест. Так, весьма сомнительно, что из Иософатовой долины могло поступать сколько-нибудь значительное количество воды, поскольку площадь водосбора этого возвышенного участка плато (около 600 м над уровнем моря) невелика, нет и определенных данных о существовании здесь каких-либо заметных выходов воды в период, соизмеримый со временем существования крепости. Нет также никаких следов желоба на предполагаемой его трассе как на территории Нового города, так и за его пределами. Вряд ли желоб, глубиной до 0,4 м (такая глубина была в районе Орта-капу) был полностью уничтожен. Нет и достаточно надежного обоснования даты этого сооружения. Хронология типов гончарных труб совершенно не разработана, в лучшем случае можно различать античные и средневековые звенья. И еще одна существенная деталь. Желобу, проходившему через ворота, вдоль стены так называемого «монетного двора», предшествовал другой, более ранний, пересекавший желоб с трубами. Он отводил воду с территории «монетного двора» или же предшествующей ему усадьбы. Очевидно, что данный водоотвод возник в условиях Нового города, когда пространство перед Средней стеной было застроено, а ров заложен, иначе имело бы смысл сбрасывать дождевую и снеговую воду в ров, а не в воротный проезд.

Возможно, открытая раскопками 1958 г. система предназначалась для перехвата ливневых вод, сбегавших по выбитой в скале дороге к воротам Орта-капу. Этот водопровод подводит к искусственной пещере, над которой установлен каменный колодезный сруб. К нему устремлены и другие желоба. Из этого резервуара брали воду для скота и технических целей еще в XIX в.

Если до сих пор остается открытым вопрос о том, как снабжался Старый город водой, то в отношении же Нового все более или менее ясно. Недалеко от южного обрыва между усадьбой А.С. Фирковича и Средней оборонительной стеной находится колодец, ныне закрытый железной решеткой. Его вертикальный ствол диаметром 1,4 м пронизывает скалу в выходит в естественную пещеру у подножия обрыва. Некогда в нее из карстовой трещины струилась вода. В древности источник несомненно хорошо был известен жителям окрестных долин. Об этом свидетельствуют разнообразные знаки — тамги, обнаруженные М.Я. Чорефом на стенах пещеры.

Создание колодца можно связать с появлением Нового города, которому понадобился надежный источник воды, доступный с плато. Наиболее простым решением было добраться сверху к пещере под обрывом. Для безопасности вход в нее был заложен и, вероятно, замаскирован, чтобы неприятель во время осады не мог обнаружить жизненно важный для города источник. Воду доставали ведром, опуская и поднимая его с помощью ворота, кстати, об этом напоминает татарское название колодца «Коика-кую», то есть «ведро-колодец». Таким образом в случае военной угрозы город был надежно обеспечен водой. Как долго служил колодец, мы не знаем, но уже Эвлия Челеби отмечал, что воду в Чуфут-кале доставляли на вьючных животных снизу из источника у кладбища Газы-Мансур. Обычно на осла навьючивали по два бурдюка или бочонка. По словам академика Палласа, жители Чуфут-кале для перевозки воды и других тяжестей во времена Крымского ханства использовали только ослов, так как на лошадях ездить запрещалось, а мулов не позволял разводить закон. В XIX в. ограниченны были сняты, и караимы стали использовать лошадей.

Через Кичик-капу животные доставляли свою нелегкую ношу на плато, и погонщики стуком в запертые калитки извещали хозяев о доставке драгоценного товара. За бочонок воды в Чуфут-кале в 90-х гг. XVIII в. платили пять копеек, деньги в те времена немалые.

Не пропадала и дождевая вода, сбегавшая по улицам переулкам. По системе желобов, вырубленных в скале, по водопроводам из гончарных труб, по колеям в скале от колес телег она направлялась в водосборвые бассейны и цистерны. С внешней стороны Биюк-капу можно увидеть обширный бассейн, имеющий с западной стороны ступенчатый спуск, позволявший овцам и лошадям пить воду со дна. Как уже отмечалось, большой водосборный резервуар, перекрытый каменным срубом, находится у Орта-капу. Во дворах многих усадеб были обширные цистерны, вырубленные в скале.

А.Г.Герцен, Ю.М.Могаричев

Топография Чуфут-Кале

Несколько слов о топографии Чуфут-Кале. Плато, на котором расположено огромное городище, представляет собой отрог горного массива, сложенный мшанковыми известняками, ограниченный с трех сторон вертикальными обрывами высотой до 50 м. Над уровнем окружающих долин оно поднято на 200 м. Его поверхность имеет уклон к западу. На местности с руинами старых построек он слабо заметен, зато на карте по отметкам высот видно, что перепад уровней между западной оконечностью плато и районом Восточной оборонительной стены составляет около 200 м при расстоянии между этими участками в 1700 м. Эта крутизна весьма ощутима, если пройти маршрут с запада на восток, особенно в жаркий летний день.

Территория городища традиционно делится на три хорошо выраженные части. Названия их устоялись с дореволюционных времен. В первой серьезной научной статье, содержащей описание городища и довольно точный его план [?], автор, известный знаток истории Крыма, военный инженер А.Л. Бертье-Делагард выделяет пустырь — незастроенную часть плато с запада площадью около 36 га. Старый город, отделенный от пустыря невысокой оградой, и Новый город, раскинувшийся между Средней и Восточной оборонительными стенами.

Эти термины сохраняются и в современной литературе. Правда, пустырь, вслед за авторами 20-х гг. XX в., сейчас часто называют «Бурунчак», то есть «мысок». Этим названием будем пользоваться и мы. На плане хорошо видно, что древняя застройка концентрируется в самом узком месте плато. Площадь Старого города составляет около 7 га. Нового — более 3 га.

А.Г.Герцен, Ю.М.Могаричев



Ситуационный план Чуфут-кале.
1.Раннесредневековый могильник в Марьям-дере.
2.Остатки застройки Мариамполиса.
3.Дюрбе Хаджи-Гирея и Менгли-Гирея и Зинджарлы-медресе.
4.Раннесредневековый могильник на территории Салачика.
5.Оборонительная стена Биюк-исар.
6.Оборонительная стена Кичик-исар.
7.Оборонительная стена Дут-исар.
8.Оборонительная стена Пенджере-исар.
9.Ворота Кичик-капу, южный участок обороны Старого города.
10.Караимские кенассы.
11.Средняя оборонительная стена.
12.Восточная оборонительная стена.
13.Бурунчакская стена.
14. Раннесредневековый могильник в Ашлама-дере.


Фото

 
ВХОДНЫЕ ВОРОТА ВХОД ...
     
 
МАВЗОЛЕЙ ДЖАНЫКЕ ХАНЫМ - ДОЧЕРИ ЗОЛОТООРДЫНСКОГО ХАНА ТОХТАМЫША 1437 ГОД СРЕДНЯЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СТЕНА ПЕЩЕРЫ КРЁСТНОГО РВА
МАВЗОЛЕЙ ДЖАНЫКЕ ХАНЫМ - ДОЧЕРИ ЗОЛОТООРДЫНСКОГО ХАНА ТОХТАМЫША 1437 ГОД СРЕДНЯЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СТЕНА ПЕЩЕРЫ КРЁСТНОГО РВА
 
КАРАИМСКИЕ КЕНАСЫ КАРАИМСКИЕ КЕНАСЫ (ВИД ВНУТРИ) ГЛАВНЫЕ ВОРОТА КРЕПОСТИ
КАРАИМСКИЕ КЕНАСЫ КАРАИМСКИЕ КЕНАСЫ (ВИД ВНУТРИ) ГЛАВНЫЕ ВОРОТА КРЕПОСТИ
 
ГЛАВНАЯ ПЛОЩАДЬ ВХОД В БЫВШУЮ КЕЛЬЮ ВИД  НА БЫВШУЮ ДЕРЕВНЮ МАРИАМПОЛЬ
ГЛАВНАЯ ПЛОЩАДЬ ВХОД В БЫВШУЮ КЕЛЬЮ ВИД НА БЫВШУЮ ДЕРЕВНЮ МАРИАМПОЛЬ
 
...   ...
КАРАИМСКОЕ КЛАДБИЩЕ    
 

© CD "Достопримечательности Крыма", "Древний и средневековый Крым"

 

 




--> Жильё в Крыму <--