О РОЛИ КРЫМСКИХ ПАРТИЗАН И ПОДПОЛЬЩИКОВ В РАЗГРОМЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ В КРЫМУ

Рассказ ветерана, участника тех славных событий члена Российской общины Крыма «ОТЕЧЕСТВО» Леонтия Афанасьевича УВАРОВА

В истории партизанского и подпольного движения в Крыму в годы Великой Отечественной войны не все периоды и события освещены достаточно полно. Это касается, в частности, возникновения и развития подпольного движения, а также создания осенью 1943 года в горах «3-го фронта» военных действий с оккупантами. Частично пробел восполняют воспоминания Леонтия Афанасьевича Уварова, который в 1942-1944 годах был уполномоченным Крымского обкома партии и Центрального штаба партизан Крыма по подполью в Карасубазарском районе, а зимой 1943-1944 года комиссаром сформированного им из подпольщиков партизанского отряда.

Леонтий Афанасьевич рассказывает: « В конце ноября 1941 года я был зачислен в группу разведки Центрального штаба партизан Крыма. Штаб, сообразуясь с оперативной обстановкой, из Заповедных лесов в Зуйские, затем в Карасубазарские леса. Как сейчас помню, 1-го марта 1942 года меня вызвали в штаб. Он в то время находился на склоне горы Средней в Карасубазарском лесу. В штабной землянке были командующий партизанским движением Крыма Алексей Васильевич Мокроусов, комиссар движения Серафим Владимирович Мартынов, начальник разведки Иван Казаков и Иван Гаврилович Генов - командир 2-го партизанского района. В ходе беседы я узнал, о чем и сам догадывался, что противник разграбил многие партизанские базы, блокирует подходы к лесу, готовится к новым карательным операциям.

А.В.Мокроусов: «Народ стонет под гнетом оккупантов, в городах и селах патриоты создают подпольные группы. Они готовы вступить в борьбу с захватчиками, ищут связи с партизанами. У штаба есть сведения о создании таких групп в ряде сёл Карасубазарского района. Мы решили поручить тебе установить связь с одной из таких групп в селе Пролом и выполнить поручение штаба. Готов ли ты выполнить задание?»

«Готов к любому поручению партии и партизанского командования!» - ответил я. Замечу, что к этому времени я был кандидатом в члены ВКП(б).

С.В.Мартынов: «Ты Уваров, присмотрись к активным подпольщикам, проведай, чем занимаются, насколько серьёзно их намерение. Ориентируй на создание подпольных групп в соседних селах и увеличению их численности».

И.Н.Казаков: «Попутно подбирай хороших разведчиков, от которых будем получать сведения о противнике. Выявляйте предателей и изменников Родины. Агентов гестапо - уничтожать!»
И.Г.Генов: «работа в тылу врага сопряжена с большой опасностью, поэтому о строжайшей конспирации не забывай. Учи этому и подпольщиков».

А.В.Мокроусов: «Подробны инструктаж по организации подполья получишь у Ивана Гавриловича. В заключение наказываю: посоветуйся с подпольщиками, имеют ли они возможность доставить нам какие-либо продукты. Сам знаешь положение у нас тяжелое».

Получив обстоятельный инструктаж у И.Г.Генова, я вечером того же дня в сопровождении связного Асланяна Куркена отправился в село Пролом. Куркен, юноша лет семнадцати, по дороге рассказал, что его двоюродный брат Гарегин, тоже Асланян, до оккупации работал учителем местной школы, комсомолец. Школа сейчас не работает. Ещё в первых числах ноября 1941 года Гарегин и учительница Анна Алексеевна Кулякина, тоже комсомолка, при встречи разговорились. Вывод был один: с оккупантами нужно вести подпольную борьбу. Решили привлечь верных товарищей. Гарагена поддержали сестры Запюр, Цогик, Изабелла, Кулякину ее сестра Ольга и комсомолец из села Васильевка Толя Егоров. Молодежь возмущала жестокость, наглость, ложь оккупантов. Расстрелы военнопленных, детей, женщин, стариков. И грабеж, грабеж! Оккупанты и невесть откуда взявшиеся предатели кричали: «С большевиками покончено! Москва - капут! Ленинград - капут!» Комсомольцы решили рассказать жителям правду: «Севастополь борется. Под Москвой немцы терпят поражение». Наиболее решительные собирали и прятали оружие и боеприпасы, брошенные отступающими красноармейцами. Пропагандистскую работу усилили после высадки десантов в Керчи, Феодосии, Судаке. Мы ждем помощи от партизан, как нам лучше бороться», - заключил Куркен.

В Проломе я встретился с подпольщиками и установил, что в группе девять активных товарищей: Павлов Борис Алексеевич, его жена Елизавета Константиновна, Аслонян Гарегин Ервандович, Яровой Иван Андреевич, его жена Фрося, Кононенко Иван, Кудякины Анна и Ольга, Аслонян Куркен. Руководителем утвердили Павлова Б.А. До оккупации он работал в г. Симферополе в Крымском управлении лесного хозяйства старшим специалистом. В Пролом переехал с женой и 11-ти летним сыном Юрой, чтобы избежать преследования фашистов. В последствии Павлов Б.А. стал руководителем Проломского подпольного куста.

Сообразуясь с требованиями конспирации, я собрал активистов-подпольщиков и поставил перед ними задачи: усилить агитационно-разъяснительную работу среди населения, вовлекать в подполье новых членов, создавать подпольные группы в соседних селах, саботировать мероприятия оккупантов, выявлять агентуру гестапо, вести разведку, проводить сбор и отправку в лес продуктов питания для партизан, лучше за счет оккупантов, строжайше соблюдать конспирацию.

В течение марта-сентября 1942 года два-три раза в месяц я встречался, чаще в лесу, с руководителями подполья и направлял их работу.

В марте 1942 года была создана подпольная группа в селе Васильевка. За ней закрепилось название «Отважная шестерка». Это были Анатолий Егоров (рук.), Григорий Лабодин (по заданию подпольщиков работал переводчиком в Васильевской комендатуре, передавал подпольщикам ценные сведения), Владимир Бегличев, Александр Галкин, Игорь Отчев, Константин Козинец.

В мае созданы группы в селах Аджилар (Солдатово) - рук. Мухамедов К.М. и Милек (Некрасово) - рук. Шеврикука Николай. В сентябре в селе Васильевка создана вторая группа - «Группа старшин». Её возглавил Петр Акименко, капитан-пограничник, с ноября 1941 года по август 1942 года был командиром разведгруппы Биюк-Онларского партизанского отряда. По просьбе И.Г.Генова я переговорил с васильевскими подпольщиками, они помогли ему легализоваться. В сентябре были созданы группы в селах Манай (Заречное) - рук. Чебаненко И.А., Кишлав (Курское), Красный Терчек (Яркое Поле) - рук. Зимин Дмитрий, а также в селах Киянлы (Ильичево), Киличи (Приветное), Ички (Советское), Ислам-Терек (Кировское). Созданы эти группы Мухамедовым К.М. К осени 1943 года группы созданы в селах Кабурчак, Тагай, Бурундук и др.

С момента установления связи подпольщиков с партизанами их деятельность приобрела высокий патриотический смысл. Сведения о противнике, добытые разведчиками, становились достоянием партизан, а через них командованию Красной Армии. Из леса поступали сообщения о положении на фронтах.

Уже 9 марта от подпольщиков поступило сообщение о намеченном карателями прочесывании прочесе леса. 10 марта выпущена первая листовка в количестве 200 экземпляров. 13 марта две лошади, навьюченные мешками с мукой, были пригнаны в лес. Улучшилась разведка. Молодые подпольщики охотно шли на дорожные работы, где не столько работали, сколько наблюдали за передвижением войск противника. Сообщали партизанам, те нападали на колоны и сообщали в штаб фронта. Авиация наносила удары по скоплениям врага. Школьники села Пролом Коля Воликов, Володя Зиновьев, Юра Павлов, Олег Каманский, Арсен Акшиян составили отдельную группу. Ребята собирали оружие, распространяли листовки, сообщали о появлении в селе карателей.

24 мая 1942 года Гарегин Асланян и Ваня Воликов (брат Коли) встретили в Азаматском лесу парашютиста с рацией. Это был разведчик- корректировщик Приморской армии Клюев Мирон Назарович. Подпольщики и разведчик нашли взаимопонимание. В течение двух недель Клюев получал разведанные. По скоплениям противника авиация наносила бомбовые удары. Клюеву помогали продуктами. Но нашелся предатель, по доносу которого каратели окружили лес, где базировался разведчик. В неравном бою с полицейскими он погиб, уничтожив нескольких фашистов.
Во второй половине сентября 1942 года в районе Проломского лесхоза собрались руководители подпольных групп. «От партийного центра был я», - говорит Л.Уваров. Следует сказать, что в апреле 1942 года я стал членом партии, рекомендации мне дали А.В.Мокроусов, С.В.Мартынов, И.Н.Казаков.
Рассматривая ход выполнения предыдущих заданий, намечались меры по усилению борьбы. Так как значительную часть подпольщиков составляли комсомольцы, то решили избрать подпольный комитет из трех человек: Асланян Гарегин - руководитель, Кулякина Аня - секретарь, Воликов Ваня - член комитета. Утвердили порядок приема в комсомол новых членов и текст клятвы:

«Я, гражданин СССР, перед лицом своей Родины, перед товарищами-подпольщиками, перед всем многострадальным народом, перед нашей родной Коммунистической партией даю КЛЯТВУ; вести смертельную борьбу против немецко-фашистских оккупантов, мстить захватчикам на каждом шагу, уничтожать их на нашей земле. Буду вести непримиримую борьбу! Кровь за кровь! Смерть за смерть! За наши советские законы! Буду строго соблюдать тайну существования подпольной организации. Обязуюсь честно выполнять все поручения, возложенные на меня. Лучше умереть, чем предать товарищей!»

Егоров Анатолий и Асланян Гарегин доложили о количестве собранного и забазированного оружия: винтовок 20 шт., коробок с патронами - 16, пулеметов «Максим» - 1, автоматов - 1, ротных минометов - 1, мин - 58, тол, взрывчатка.

Было решено усилить разведку, создать разведгруппу из десяти человек. Нацелить разведчиков на Керченский полуостров, г.г. Керчь, Феодосию, Старый Крым.

С лета 1942 года по лето 1943 года Крым был глубоким тылом немецкой армии. Но борьба подпольщиков не ослабла, она усиливалась. Полагая, что летнее наступление 1942 года перевесило чашу войны в их пользу, гитлеровцы приступили к колонизации Крыма. В селах насаждаются помещики-колонисты, их роль выполняют коменданты под охраной полиции. Передвижение жителей из села в село запрещено. Изымается урожай, скот. Население голодает. Проводится агитация за выезд молодежи в Германию, а когда агитация сорвалась, проводятся облавы, задержанные насильно увозятся на каторжные работы. Антисоветская, антирусская пропаганда усиливается. Подпольщики быстро реагируют на всё, что происходит в Крыму. Выпускают листовки, в которых разоблачают оккупантов, проводят диверсии на дорогах, рвут телефонную связь, спасают тех кому грозит опасность оказаться угнанными в Германию. Особенно активно эту работу проводят Павлов Б.А., Асланян Г., Мухамедов К., Кулякина А. и др. Характерно, что в сопротивлении оккупантам втягиваются часто простые, скромные люди. Они укрывают бежавших из плена красноармейцев. Одинокие женщины дают им приют. Врачи, медсестры помогают справками, чтобы уберечь молодежь от угона в Германию, домохозяйки становятся хозяйками явочных квартир.

Подпольщики рассказывают жителям о победах Красной Армии под Сталинградом, на Северном Кавказе, на Дону, Кубани, под Орлом и Курском.

26 июня 1943 года между сёлами Пролом и Васильевка глубокой ночью с самолета на парашютах высадились девять разведчиков Северо-Кавказского фронта. Командовал группой Волков Федор Петрович. Сброшено несколько грузовых парашютов. Собрав груз, разведчики не досчитались одного парашюта, в гандоле которого были магнитные мины и саперные лопатки. Так как приближался рассвет, десантники наскоро зарыли парашюты и груз на пшеничном поле. Не стали задерживаться на поиск парашюта и ушли налегке в виднеющийся на востоке Азаматский лес. Приземление парашютистов не осталось незамеченным осведомителями гестапо. С часу на час можно было ожидать облаву. Но парашютистов засекли и члены «Отважной Шестерки». Подпольщики сразу сообразили, какая угроза нависла над парашютистами. Оседлав двух коней, они бросились прочесывать поле, где была совершена посадка, и вскоре обнаружили ненайденный парашют, а затем и все другие. Вывезли и закопали все это в надёжном месте.

В это утро удача сопутствовала десантникам.

Когда они углубились в лес, то неожиданно столкнулись с двумя вооруженными людьми. Это были Уваров Л.А. и Крючковенко И. - партизанские разведчики, которые шли на связь с подпольщиками. Обе стороны поняли друг друга. Уваров Л.А. предупредил парашютистов, что они ведут себя неосторожно, а когда узнал, что один парашют не найден, а остальные зарыты на пшеничном поле, то наказал срочно замотать следы, углубиться в лес и ждать их возвращения. Партизаны поспешили в Васильевку, чтобы поднять подпольщиков на поиск парашютов. Там они с радостью узнали, что парашюты уже в надёжном месте.

К обеду прибыла из Карасубазара рота полицаев, оцепила район высадки парашютистов, но никого и ничего на нашла.

У Уварова и Крючковенко к концу дня состоялась встреча с «Сашей» - такова была кличка командира разведгруппы Волкова Ф.П. Из беседы с ним партизаны узнали, что десантники впервые в тылу врага, местности не знают, связи с населением у них нет. Волков со своей стороны понял, что Уваров и Крючковенко были бы для группы незаменимыми помощниками, и попросил их войти в состав группы. Уваров ответил, что без согласия партизанского штаба они на это пойти не могут. А парашютистам посоветовал быть осмотрительней в выборе друзей, могли напороться на провокаторов. Волков по рации связался со своим Центром, те с партизанским командованием, и по прошествии нескольких дней вопрос о вхождении Уварова и Крючковенко в группу «Саша» был решен положительно на уровне штабов. Так Уваров с июня 1943 года стал членом разведгруппы «Саша», одновременно оставаясь уполномоченным партизанского центра по Карасубазарскому подпольному кусту. Разведгруппа получила задание проводить разведку в восточном Крыму, совершать диверсии на коммуникациях врага.

Благодаря Уварову группа «Саши» получила устойчивую связь с подпольщиками: Павловым Б.А. (кличка «Тося»), Асланяном Гарегином («Шурка»), Кулякиной Анной («Ландыш»), Егоровым Анатолием, Акименко Петром, Мухамедовым К.М., а также с хозяевами явочных квартир. Парашютисты регулярно передавали в Центр разведданные, добытые армейскими и партизанскими разведчиками. С рядом заданий подпольщики справлялись лучше парашютистов. Они хорошо знали местность, у них были связи с населением, легче скрывались среди жителей. В течении осени 1943 года были разведаны три полосы укреплений противника на Керченском полуострове: у г.Керчи, на линии Турецкого вала, на месте Акмонайских позиций. Расположение аэродромов, огневых позиций, штабов - все было сообщено в штаб Северо-Кавказского фронта (с 20-го ноября 1943 года Отдельной Приморской армии).

В августе 1943 года в районе Васильевки была сброшена ещё одна группа парашютистов для Васильевских подпольщиков. Её командиром был офицер по кличке «Николай». Значительных результатов она не достигла, так как каратели окружили её и рассеяли.

В 1962 году в Симферопольском Доме офицеров состоялась военно-научная конференция, на которой с докладом о боях за Крым выступил командующий отдельной приморской армии маршал Советского Союза Еременко А.И. Он говорил: «Благодаря партизанам-разведчикам и подпольщикам мы получали подробные разведданные о немецких укреплениях на Керченском полуострове, в районе Феодосии и других района Крыма. В боях подтвердилось, что донесения, переданные по нашей рации правильные и точны. Мы сразу наносили удар по укреплениям противника, и укрепления летели в воздух. Это дало возможность Отдельной Приморской армии захватить важные оборонительные рубежи противника и быстро продвигаться вперед».

Это было на заключительном этапе в борьбе за Крым. Летом, осенью и зимой 1943-1944 года события в Крыму развивались чрезвычайно драматично. Партизанские и диверсионные группы подпольщиков взрывали эшелоны, мосты, связь. Только группа «Саша» совместно с Проломскими подпольщиками провела пять взрывов железнодорожного полотна, в результате пять эшелонов пущены под откос с техникой и живой силой.

17-ая немецкая армия, потерпев поражение на Кубани, в августе отводила свои войска в Крым. В прифронтовой зоне действовал драконовский приказ гитлеровцев «О трудовой повинности и назначении трудящихся на работу», подписанный начальником Генерального штаба немецкой армии генералом Цейтлером 6 февраля 1943 года (опубликован в газете «Голос Крыма» 14 апреля 1943 года), согласно которому: «Все жители прифронтовой полосы в возрасте от 14 до 65 лет подлежат, независимо от трудоспособности, трудовой повинности». Жители могут быть назначены на работу и за пределами постоянного места проживания, а также за пределами прифронтовой полосы. Рабочая неделя длится 54 часа, а при необходимости и более, в т.ч. в ночное время, воскресенье и праздничные дни. На основании этого приказа армия на «законном» основании изгоняла в тыл всё население районов, которые оставляли гитлеровцы под напором Красной Армии.

В августе-сентябре 1943 года жители приморских городов и сёл были выселены в глубь полуострова. По населенным пунктам прошли сплошные облавы. Мужское население в возрасте старше 14-ти лет хватали и сгоняли в концлагеря, а девушек и молодых женщин направляли рыть окопы в местах вероятного наступления Красной Армии.

Отступавшие с Тамани гитлеровцы оставляли после себя выжженную землю. Эта учесть была уготована и Крыму. Как не хотелось оккупантам расставаться с захваченным богатством: лучшими в мире чернозёмами, чудесными курортами, богатыми недрами, трудолюбивым одаренным народом, из которого можно выжимать все соки, держа штык над головой.

В числе первых драпали карательные органы: жандармы, служба безопасности (СД), полиция, а с ними предатели, старосты, писари, переводчики, женщины легкого поведения, пользовавшиеся вниманием румынских офицеров. Из г.Краснодара в Старый Крым переместилась зловещая полевая жандармерия - (ГПФ-312), раскинувшая свои щупальцы на Ленинский, Кировский, Старо-Крымский, Карасубазарский районы. С ней свора агентов, провокаторов, предателей. Жандармы разъезжали по селам и поселкам, облавами сгоняли людей в концлагеря, вешали и убивали.

Удары подпольщиков усилились. Только диверсионная группа Мухамедова вывела из строя железную дорогу в районе Ислам-Терека, подорвала три автомобиля со снарядами, разрушила 80 столбов телефонной связи, распространила несколько тысяч листовок.

Жандармы усилили репрессии. Осенью 1943 года тяжелые потери понесли милекские подпольщики. Погибли в застенках Разложко А.Г. - руководитель, Шеретова Л.Д. - хозяйка явочной квартиры, Богданов Л.П., Шеврикука Н.К., Шеврикука К.И., Лапин Ф.П., Лапина С., Москатов Н.З. Они снабжали партизан продуктами, укрывали и лечили их. Подпольщиков выдали Иван Михо и Илья Галактеев. Из аджиларских подпольщиков в застенках гестапо погибли Мустафаев Али и Климов Алексей. Каратели окружили, а затем захватили «Отважную Шестерку», это были юноши от 19 до 28 лет. Героически погиб на посту юный подпольщик Акшиян Арсен, за несколько дней до смерти принятый в комсомол. Спасая группу партизан от неожиданно нагрянувших карателей, он ценой своей жизни спас товарищей.

10 октября 1943 года подпольный обком партии и штаб партизанского движения заслушали отчет уполномоченного по подполью в Карасубазарском районе Леонтия Афанасьевича Уварова. Секретарь обкома, он же командир Северного соединения П.Р. Ямпольский и комиссар соединения Н.Д. Луговой высоко оценили деятельность проломских подпольщиков и предложили переходить на партизанские методы борьбы.

С октября 1943 года проломские подпольщики стали готовиться к уходу в лес. Они переправили к партизанам 500 голов овец, вывезли 10 тонн муки из азаматской мельницы, с партизанами разгромили молокозавод и уничтожили списки молокосдатчиков. По сёлам дана команда: хлеб с токов, амбаров немцам не сдавать, а разобрать по дворам и надёжно скрыть.

В лес подпольщики уходили организованно, многие семьями. В сёлах оставались лишь те, кто был у оккупантов вне подозрения. Дорогу указывали проводники, не раз проделавшие этот путь в качестве связных.

20 октября 1943 года 40 проломских и 18 васильевских подпольщиков и вместе с ними 50 жителей из других сёл прибыли в лес и создали отряд № 2. Командиром его стал Л.А. Уваров. В ноябре был создан отряд № 1, комиссаром этого отряда назначили того же Уварова.

В лесу создается подпольный комитет из руководителей подпольных групп. Члены комитета по прежнему руководят подпольем, ведут разведку, организуют снабжение партизан продуктами. В лес приходят сведения, что жандармы издеваются над населением. Отряд партизан под командованием Уварова проникает в село Пролом и окружает дом, где матёрые провокаторы Иван Михо и Игорь Галактеев составляли списки подпольщиков (82 человека). Прислужников гитлеровцев схватили и расстреляли. Такое же возмездие постигло и другого предателя Иванеса, которого разоблачили как лазутчика в отряде.

В декабре та же группа партизан разгромила васильевский полицейский участок. Осиное гнездо карателей было ликвидировано.

Сняв с фронта боевые части, гитлеровцы бросили их против партизан. 17 декабря 1943 года проломские партизаны вели тяжкий бой на горе Кара-Голь, 11-16 января 1944 года на высоте Караул-Тепе, а 22-23 января на горе Берлюк. Атаки карателей были отбиты, партизаны вышли из окружения и продолжали вести маневренную борьбу.

Разведгруппа «Саша» вела бои вместе с партизанами, но партизаны считали своим долгом прикрывать армейских разведчиков. Но даже при этом три парашютиста погибли в крымских лесах.
Комиссар Л.А.Уваров был дважды ранен, но при третьем ранении оставаться в лесу не мог и был эвакуирован в феврале на большую землю. Улетели туда также и 6 армейских разведчиков.

В марте проломские подпольщики, а теперь бойцы 1-го, 2-го отрядов Второй бригады Восточного соединения перешли в Старокрымские леса, поближе к будущим местам боёв за освобождение Крыма. Здесь совместно с Третьей бригадой в ночь с 26 на 27 марта 1944 года разгромили старокрымский гарнизон, осиное гнездо жандармерии и полиции, а 11-12-го апреля напали на отступавшие с Керченского полуострова части 5-го армейского корпуса и перекрыли дорогу через Старый Крым. 12 апреля участвовали в освобождении Старого Крыма от гитлеровских головорезов, уничтожавших мирных жителей. 13 апреля встретили передовые части Отдельной Приморской армии в освобожденном Старом Крыму.

Победа достигнута дорогой ценой. В разведке погибли сестры Кулявины, Петр Акименко и его товарищи, многие другие отважные подпольщики. Из 150 подпольщиков Проломского куста 42 человека погибли в этой борьбе. Вечная им слава!

В составе подпольщиков Проломского куста были люди разных национальностей. Из 150 подпольщиков русских - 70, украинцев - 30, армян - 25, болгар - 15, других национальностей - 10. Женщин насчитывалось 62 человека.

По возрасту: 1895-1910 гг. - 30 человек, в том числе женщин 10, 1911-1920 гг. - 62 человека, в том числе женщин 23, 1921- 1923 гг. - 32 человека, в том числе женщин 23, 1924 - 1930 гг. 26, в том числе женщин 6.

С Леонидом Афанасьевичем УВАРОВЫМ беседовал
и сверил данные с архивом В.А. Сапига, участник партизанского
движения Крыма, член Российской общины Крыма «ОТЕЧЕСТВО».

Традиционная встреча партизан и подпольщиков Крыма на Ангарском перевале в честь 55-летия Великой Победы

На снимке (слева направо): Председатель Совета Российских и Русских общин Крыма ЗАЖИГАЕВ Б.В., Консул-советник Генерального консульства РОССИИ в г.Симферополе БИРЮКОВ Г.П., комиссар партизанского соединения УВАРОВ Л.А., ветеран партизанского движения Крыма РУЕВ К.Т., Исполнительный директор Совета Российских и Русских общин Крыма ШАПКИН В.А.

© Республиканская общественно-политическая газета "Российская община Крыма "ОТЕЧЕСТВО" (Крым)

источник: www.ppanorama.ru

 




--> Жильё в Крыму <--