Дерево вечности

О свойствах этой древесины и о своей работе над реставрацией уникальной кипарисовой миниатюры начала XIX века нам согласился рассказать Валерий Васильевич Сологуб, один из самых известных мастеров-реставраторов Москвы.

О свойствах материала

- Расскажите немного о свойствах древесины кипариса.

- Кипарис - уникальный материал. Он не коробится, не трескается, не подвержен порче жучком. Древесина практически не имеет слоев, т. е. режется как вдоль, так и поперек. Это монолит, материал совершенно равномерной плотности, который позволяет мастеру реализовать все самые смелые замыслы, не отвлекаясь на "сопротивление материала". Но это в высшей степени дорогостоящая древесина, поскольку даже в каталогах самых известных фирм-поставщиков кипарис не представлен.
Первые фрагменты кипарисовой древесины попали ко мне вместе со старыми сундуками. Не случайно, видимо, из кипариса изготавливали именно сундуки для хранения вещей, поскольку в них никогда не заводится моль, древоточцы вне зависимости от условий хранения.

- Есть ли какие-то особые ощущения при работе с кипарисом?

- Самое основное, пожалуй, - ощущение благородства материала. Это помогает мастеру выразить ту пластику, которая задумана. Стамеска слушается каждого движения, ничто ей не мешает двигаться в том направлении, которое задано, и мастер может провести любую, самую изысканную линию. Такое ощущение, что вы гравируете металл - настолько это однородный материал. При этом кипарис достаточно твердый, он хорошо держит форму.

Предметы из кипариса

- Видимо, древесина с такими необычными свойствами применялась для изготовления уникальных, "избранных" предметов?

- Да, у нее было совершенно особое применение. Она почти не использовалась при изготовлении мебели. Мне приходится реставрировать в основном предметы мебели XVIII-XIX веков, и я могу сказать, что в это время из древесины кипариса мебель практически не делалась. По крайней мере, я не встречал таких вещей (кроме старинных сундуков, которые относятся еще к доекатерининским временам). Это объясняется и дороговизной материала, и тем особым отношением, которое сложилось у русского народа к кипарисовой древесине. Основная сфера ее применения - предметы церковного обихода. Вокруг кипариса как материала и символа всегда был ореол святости.

- Наверное, это связано и со свойством "нетленности" кипарисовой древесины? Известно ведь, что знатных греков и римлян хоронили в мраморных или кипарисовых саркофагах, подчеркивая тем самым, что они достойны вечности.

- Я могу только подтвердить эту особенность кипариса. У меня хранятся кусочки древесины, которым больше двухсот лет, но они словно не подвержены воздействию времени. Достаточно слегка снять циклей верхний слой - и вы почувствуете необыкновенный аромат и свежесть, исходящие от этого древнего предмета. Поскольку древесина кипариса не усыхает и не теряет своих свойств с течением времени, он считается идеальным материалом для писания икон. Наиболее досточтимые иконы делались на кипарисовых досках. Насколько мне известно, последний самый известный и масштабный проект, в котором широко задействована древесина кипариса - это оформление внутреннего убранства храма Христа Спасителя. Некоторые приделы храма, где использовалась не сквозная резьба, были полностью выполнены из кипариса.

Миниатюра с изображением Святой Варвары-великомученицы

- На этой миниатюре видно, какой сложной и тонкой может быть резьба по кипарису. Это единственная порода, которая позволяет мастеру выразить резцом столь мелкие детали. Здесь хорошо видно жемчужное ожерелье и крестик на шее Святой Варвары - а ведь он размером миллиметр на миллиметр.

Эта миниатюра выполнена в 1822 году, в эпоху классицизма, что отражено в миниатюре: обратите внимание, как выполнены архитектурные детали интерьера, как уложены, драпированы ткани. Только эта древесина позволяет мастеру изобразить легкость, пластичность ткани, даже передать ее фактуру. Кроме того, древесина кипариса еще и очень красива - цвета золотистой охры.

- А почему эта миниатюра такого темного цвета? Она тонирована?

- Нет, это патина. Патина - это слой, образующийся на старинных предметах с течением времени. Это дым и копоть от печного отопления и свечей, это буквально само овеществленное Время. А поздние работы (например, конца XIX - начала ХХ века, выполненные мастерами Троице-Сергиевой лавры) - золотисто-желтого цвета.
В бывших Загорских мастерских (ныне мастерские Сергиева Посада) изготавливали уникальные вещи из кипариса. Самая большая и полная коллекция резных миниатюр из кипариса находится в собрании Патриарха в Сергиевом Посаде. Иногда произведения посадских мастеров конца XIX века попадают в продажу: я видел подобные резные миниатюры в магазине "Софрино" на Пречистенке. Но эта миниатюра, конечно, ни с чем не сравнимая, уникальная вещь.

- Вам пришлось восстанавливать какие-то детали этой миниатюры?

- Когда я реставрировал эту миниатюру, я заново изготавливал, например, вот эти деревья, облака, пальмовую ветвь в руках Святой Варвары.

- Это ваше творчество, или вы следовали определенному канону?

- Нет, творчество в том виде, как принято это понимать - как полет фантазии, - в работе над предметами церковного обихода недопустимо. Художник, который берется за реставрацию, а уж тем более за изготовление резных миниатюр сакрального содержания, обязан следовать определенному канону. Он должен знать, например, что Святая Варвара всегда изображалась с пальмовой ветвью. Я сделал это в том каноне, в каком был вырезан этот предмет. Однажды мне пришлось изготовить недостающую часть триптиха - к двум крестам с изображением Спасителя с Предстоящими и Иоанна Крестителя с Предстоящими я сделал третий - Богоматерь с Предстоящими. Мне понадобилось проштудировать массу литературы, прочувствовать то время, тот образ, прежде чем я смог определить, как это должно быть.

- Насколько важна в вашей работе вот эта, психологическая составляющая?

- Пожалуй, это важнее всего. Я должен буквально вжиться в образ художника, изготовившего вещь, понять, какими движениями инструмента он это делал - попасть в руку мастера. Моя пластика должна читаться точно так же, как пластика старого мастера, чтобы ни одна живая душа не смогла отличить новодел от оригинала. Важная деталь: мастер написал здесь свое имя - редчайший случай при изготовлении миниатюры. Это означает, что работа была сделана безукоризненно, и он сам понимал это.

- Как вы готовитесь к работе? Нужно ли вам специально настраиваться на нее?

- Безусловно, чтобы реставрировать такую миниатюру, необходимо прежде всего себя привести в порядок, нужно, чтобы дома все было идеально, чтобы не тревожили мысли о близких людях. То есть необходим полный душевный покой, определенный ритм жизни - вы должны прийти в соответствие с той гармонией, в которой только и могут делаться подобные вещи. Известно, что мастера иконописи подолгу постились, а иногда вовсе уходили от мира на много лет, чтобы очиститься, достичь необходимого состояния тела и души. Мне очень понятно это стремление, поскольку в ином состоянии неизбежно возникает чувство несоответствия, своей недостойности, и неизбежны ошибки и недовольство самим собой. Поэтому могу сказать, что подобная работа - это большая ответственность, вы в буквальном смысле стоите перед вечностью, и когда вещь удается, вы чувствуете особое удовлетворение и гордость.

Интервью взяла Наталья Проскурня.

Материал из журнала - "Дерево.ru"

http://woodcar.narod.ru/index.html

 




--> Жильё в Крыму <--