Князь русского виноделия

Если принять за аксиому утверждение, что жизнь каждого человека можно представить как книгу, то князь Лев Голицын, его жизнь, достойны не одного тома. А вот жанр повествования какой? В жизни, в отличие от литературы, трудно выдержать чистоту жанра, все у нас переплетено и перемешано, как в жизни, а не как в книгах.

История исканий

В книге Н. Ламана и А. Борисовой "Князь Лев Сергеевич Голицын, выдающийся русский винодел", изданной в Москве в 2000 году, сообщаются довольно полные сведения о жизни князя.

Лев Сергеевич Голицын - представитель одного из древнейших дворянских родов России. Родился 12 (24) августа 1845 года в местечке Стара-Весь Люблинской губернии Царства Польского. Родители, князь Сергей Григорьевич Голицын и мать графиня Мария Ивановна Езерская, дали сыну прекрасное домашнее воспитание. Он свободно говорил и читал по-польски, в совершенстве владел французским и немецким языками. В 1862 году окончил Сорбонну с ученой степенью бакалавра.

Через некоторое время возвращается в Россию, где продолжение учебы или службы без знания русского языка были невозможны. Усиленно штудирует язык.

7 декабря 1864 года поступил на службу в Министерство иностранных дел .

С 17 апреля 1866 года служил в главном архиве Министерства иностранных дел.

В 1867 году поступил на юридический факультет Московского университета. Но для того, чтобы поступить в Московский университет, нужно было сдать экзамены, подтверждающие, что абитуриент владеет знаниями, получаемыми в гимназии. Сдал эти испытания успешно и стал студентом. Весьма прилежным. В 1869 году вышла книга "Конспект истории римского права.1 период", подготовленная Голицыным на основании лекций Крылова. Намного позже, в 1915 году, в память о знаменитом виноделе один из его однокашников профессор Киселев напишет: "очень немногим известно, однако, и другое о князе, относящееся к былым годам его жизни, когда этот рослый и красивый мужчина довершал свое образование в России и на Западе. В ту пору он увлекался искусством и наукой. И уцелевшие из питомцев Московского университета, вероятно, помнят, а некоторые, может быть, и хранят до сих пор превосходно изданные студентом князем Голицыным лекции из некоторых тогдашних профессоров юридического факультета".

В 1871 году князь успешно завершил учёбу в университете. Совет университета по ходатайству юридического факультета оставил его на два года для усовершенствования в науках и приготовления к профессорскому званию. Но "за свой счёт". На таких же условиях был оставлен при университете и другой студент - Сергей Муромцев. Для занятий они переселяются из Москвы в имение Зяблицкий погост Муромского уезда Владимирской губернии.

Близилась к завершению работа над диссертацией, посвященной римскому праву. Но защита не состоялась.

Существует несколько версий того, что Голицын не стал ученым-правоведом. Одна из них - дела во Владимирской губернии, где князь активно занимался общественной деятельностью.

В преддверии русско-турецкой войны 1877-1878 годов он обратился через Муромское уездное земское собрание с воззванием к общественности России собрать на нужды Отечества двойной земской сбор. Его предложение перепечатали многие газеты.

Но этим сфера деятельности Льва Голицына не ограничивается. Он серьезно увлекается археологией. Самостоятельно нашел несколько стоянок первобытного человека. Публикует серьезные научные статьи по археологии. Его избирают членом-корреспондентом Императорского Московского археологического общества.

Общественная деятельность, увлечение археологией - это отвлекло от диссертации, от занятий правом? Не только.

История любви

Там, в далекой от нас Владимирской губернии, начиналось то, что стало важным для всего русского виноделия, для Крыма. Это была история любви.

По соседству с имением Голицына в Муромском уезде находилось владение помещика Д. Засецкого. Соседи подружились. А потом... Лев Сергеевич увлекся женой соседа, Надеждой Захаровной. Она ответила взаимностью. Оставила мужа и семью, уехала с князем за границу. 6 августа 1871 года у них родилась дочь Софья. 20 февраля 1876 года - дочь Надежда. Брак был гражданским. Соответственно, дети - незаконнорожденными. Позже их официально разрешили удочерить, и девочки стали носить фамилию отца.

Надежда Захаровна была дочерью известного российского генерала З. Херхеулидзева, оставившего в наследство своим детям имение Новый Свет в Крыму.

Крым, Новый Свет очаровали князя и они с женой решили обосноваться здесь, создать виноградо-винодельческое хозяйство. Но память о Московском университете сохранил на всю жизнь, иногда сожалея о несбывшихся надеждах стать ученым-правоведом.

Наверное, юридическая наука много потеряла, лишившись ученого Голицина. Зато сколько приобрели мы все, получив винодела-князя!

У нас хорошо то, что ново, у них - то, что старо

Имение "Новый Свет" перешло к Голицыну 8 сентября 1878 года. Сначала Лев Сергеевич откупил у Херхеулидзевых 36 десятин и на восьми десятинах разбил виноградники.

В имении было посажено около 600 сортов винограда с целью изучения причин изменчивости свойств винограда в разных природно-климатических условиях. К началу двадцатого века владения Голицына в Крыму превышали 709 десятин.

В 1903 году Министерство земледелия подняло вопрос о вырождении французских лоз на южном берегу Крыма, изменяющих качество и достоинство вин. Голицын со свойственной ему прямотой дает ответ на запрос министра: "Никакого перерождения виноградной лозы на южном берегу Крыма нет, а получается другой продукт на месте того, который получается на родине, в силу климатических условий Крыма. Если выписывать из-за границы новые лозы, то продукт от них ничем не отличится от продуктов, получаемых от чубуков давно существующих в Крыму лоз. Под влиянием жары и малого количества атмосферных осадков старая древесина куста имеет большое влияние на изменение продукта. По заграничным понятиям, лучшие вина в странах, где много атмосферных осадков, получаются от старых кустов, имеющих 40, 50 и более лет. Вино это дорогое и на этикетках всегда пишется - старая лоза.

В Крыму же на основании моих 25-летних опытов, которые я могу доказать на основании коллекции моих вин, лучшее вино получается от тех кустов, которые были посажены недавно, и вино от 4-5-летних кустов самое лучшее столовое вино. От всех без исключения старых кустов получается вино грубое, из каких бы лоз оно ни было сделано. Насколько за границей вино из отводков считается ниже, настолько у нас от отводков оно считается выше".

Вот так. То, что у них получается от старой лозы, у нас - от новой. Ну, Новый же Свет называется имение. И русское это вино, а нас, как известно, аршином общим не измерить. И Голицыну принадлежит этот постулат, который виноделы вообще почитают теперь как заповедь - наука о виноделии и виноградарстве суть наука о местности. Наверное, распространяется это не только на вино и виноделие. Все мы и все, что с нами происходит, находится под влиянием той местности, в которой мы родились и живем. Называйте это Родиной, называйте патриотизмом, - суть не меняется. Только следует помнить, что далеко не все из того, что вы хотите укоренить на нашей почве, привезя из дальних стран, будет успешно развиваться и плодоносить у нас. Местность иная. И результаты могут получиться прямо противоположными тем, на которые рассчитывали.

Царские подарки князя

В 1890 годах князь сооружает в Новом Свете у подножия горы Коба-Кая и в окрестностях горы Караул-Оба грандиозные подвалы. В 1903 году их протяженность превысила 3 версты. Некоторые подвалы располагались ниже уровня моря. Для шампанских вин были отведены самые холодные подвалы, где в течение всего года сохранялась температура от 8 до 12 градусов.

Свою коллекцию вин Голицын собирал более 30 лет, не жалея ни времени, ни сил, ни средств. А потом подарил ее царю.

Вот как рассказывает об этом Андрей Корляков, бывший в то время бухгалтером Крымвинделправления. "В 1910 году, в приезд Николая второго в Ливадию князь Голицын пригласил царя в свое имение "Новый Свет", где во время дегустации старых заграничных вин Голицын, после похвалы царя, подарил ему все вина, находившиеся в подвале N4, где были собраны за много лет лучшие образцы заграничных вин в количестве около 40000 бутылок. Для помещения этих вин управлением "Массандры" был выстроен особый подвал в Новом Свете. Для приемки вин в 1912 году по распоряжению министра двора барона Фредерикса была назначена особая комиссия. Работа по приемке проходила в сложной обстановке, требовалось осторожное изъятие старых бутылок, определение сорта вина, часто истлевшие этикетки на бутылках затрудняли определение. Был такой случай. При разборке в четырех самых верхних нишах оказалось вино без этикеток в светлых портвейновских бутылках. При пробе виноделы не могли определить сорт вина - оно по вкусу напоминало Токай. Пришел князь, и когда ему сообщили об этой пробе, он, схватившись за голову, воскликнул: "Это мои "Алтайские луга", которые я искал три года, - но, так как они обнаружены в этом подвале, то приходится сдать и их".

Ну, вот такие они - князья эти. Три года искал свое же произведение, а нашел в подвале, уже подаренном царю. Значит, свое же уже стало чужим, подаренное назад не забирают.

У подарка была не простая судьба. Часть коллекции хранилась в новом подвале. В мае 1914 года по распоряжению Гофмаршальской службы часть коллекционных вин в 22 ящиках морем оправили на сохранение в погреб при Ливадийском дворце. Раздробление Новосветской коллекции ввело Голицына в замешательство.

После смерти князя коллекционные вина царских новосветских подвалов находились под наблюдением и охраной Ливадийско-Массандровского Удельного управления. За исключением части вин, вывезенных в Ливадию, Голицынская коллекция Нового Света в основном сохранилась. В 20-е годы ее вместе с винами царских погребов передали в "Массандру". В гражданскую войну массандровцы спасли ее от разграбления, надежно замуровав подвалы. В 1941 году лучшие коллекционные вина на пароходе "Массандра" были отправлены через Новороссийск в Куйбышев. После войны вернулись в Крым.

И еще один подарок царю был сделан князем. Великий винодел испытывал хроническую нужду в деньгах. Обширные имения требовали вложения средств. Штат французов - специальных рабочих был рассчитан. Даже знаменитое голицинское "Коронационное" шампанское было заложено в банки и у частных лиц, и в конце концов еще при жизни князя часть его закладчиками была распродана по рублю за бутылку.

Князь принимает весьма неординарное решение. В январе 1912 года обращается с официальным прошением к царю: " Посвятив всю жизнь делу русского виноделия, я чувствовал бы себя вполне удовлетворенным, если бы был уверен, что в будущем мои труды не только не погибнут, но получат дальнейшее развитие и усовершенствование. В сих целях я приемлю смелость всеподданнейше просить Ваше Императорское Величество как Главу Государства и Верховного Покровителя всех отраслей русского сельского хозяйства и промысла, Всемилостивейше соизволить принять в дар предназначенный мною для виноделия участок земли в 113 десятин 241 кв. саж. Из имения моего "Новый Свет", на берегу Черного моря близ гор. Судака, где построены обширные подвалы, приспособленные для выдержки вин, а также имеется одна из редких коллекций образцов русского и иностранного виноделия".

Царь на следующий же день принял положительное решение. А кто б отказался от такого поистине царского подарка, сделанного, впрочем, не царем, а царю. Голицын предполагал, что в новом царском владении будет создана винодельческая академия. Как всегда, все "замотали" чиновники. Они доложили царю, что Голицын сам не представляет себе, как будет выглядеть академия, они разъяснили самодержцу, что не царское это дело - академии. В служебной переписке Министерства Императорского двора указывалось, что Его Императорскому Величеству угодно было повелеть, чтобы принесенное в дар имение теперь же поступило в ведение главного управления Уделов. Обустройство Новосветского имения царя проходило при живом участии князя, он не оставлял мысли о создании академии виноделия, нацеливая на это Уделы.

Чиновники сопротивлялись и созданию академии, и тому, чтобы в новом имении расширялись виноградники. Но тут уж царь сам вошел в курс дела и с тех пор все решения по работам в новом имении принимались при участии князя. Осуществлению планов великого винодела помешала смерть князя в 1915 году.

Судеб сплетенье

Бывший главный бухгалтер "Массандры" Андрей Корляков вспоминает, что в 1890 году на должность заведующего удельным виноградарством и виноделием был назначен князь Голицын. После назначения он уволил иностранцев-виноделов и назначил на их должности русских виноделов. Свое вознаграждение он составил на чисто коммерческих расчетах, а именно - получать по обороту от продажи вина в бутылках со всех удельных виноторговель по 5 копеек от бутылки. Получалось до ста тысяч рублей в год.

Удельное ведомство в 1894 году приступило к постройке подвала в "Массандре". Имя главного инициатора постройки подвала - князя Голицына - не указано на мемориальной доске, укрепленной на подвале. Это объясняется тем, что князь в 1897 году, почти перед окончанием постройки, ушел из Удельного ведомства, поссорившись с князем Вяземским и большими чиновниками, которым было зазорно и завидно получение им такой суммы вознаграждения. Видя все это, князь в пику чиновникам последнюю свою получку за год (100000 рублей) пожертвовал на образование фонда для выдачи стипендии лучшим ученикам виноградарства и виноделия.

Справедливость восторжествовала. "Массандра" никогда не забывала того, что сделал для отечественного виноделия князь. К 150-летию со дня его рождения у входа в Главный подвал установлен памятник великому русскому виноделу работы скульптора Клавдии Федчук и исполнителя Василия Дашкевича. А напротив - памятник его лучшему ученику Александру Егорову. Это он - один из тех русских виноделов, которых привлек к работе князь. Егоров помнил наказ князя бороться с плохим оттенком вкуса в вине, называемым "лисьим хвостом". И боролся. Не только в вине отсекал "лисьи хвосты" плохого вкуса, но и в жизни тоже. Егоров сопровождал в эвакуацию коллекцию вин Голицына. И спас ее, и вернул обратно в "Массандру".

Воспоминания Корлякова хранились в архивах Егорова. В советские времена воспоминания о князьях, будь они хоть сто раз великими виноделами и патриотами, были не вполне неуместны. Они хранились, как добрые вина, приобретая с годами благородство и выдержку. И совсем недавно представлены для печати внуком Александра Егорова, тоже виноделом, Юрием Егоровым. Опубликовали воспоминания в "Массандре", где свято чтут традиции. Сохраняют, приумножают. Несколько лет назад главному виноделу "Массандры" Виктору Митяеву попалась фотография, на которой видно, как на фоне судакского пейзажа люди переносят что-то на носилках. И только прочтя воспоминания Корлякова, он понял, что на старом снимке - момент переноса вин из подвала N4, транспортировка подарка князя царю.

Ничего случайного нет в этой жизни. И она продолжается, жизнь. Дописывается и продолжается книга. Все в ней - и история любви, ставшая историей русского виноделия, и повесть о патриотизме и служении Отечеству, и, если хотите, пособие по маркетингу, и исторические хроники, и почти детективные находки и потери. Внимательный читатель найдет всё.

Наталья Астахова
Фото Татьяны Королёвой

"Крымская правда"



--> Жильё в Крыму <--