Студенческие байки

Вообще, студенческие байки, на мой взгляд, это своеобразный жанр современной литературы. Хотя здесь, я пожалуй вру, литературой в байках и не пахнет, это скорее эдакий молодёжный фольклор, тема передаваемая из уст в уста многими поколениями наших, СНГовских студентов. К другим странам это не относится, у них либо Городские легенды, а это что-то типа ужастика, либо студенческие заморочки на почве секса, остальное же скучно и не интересно.

Наши байки это целый мир, причем тем для них существует множество, это и отношения к преподам и экзаменам, учебный процесс, быт студента (чаще всего общаговский), досуг студента, студент в сексе, студент на природе (походы), студент и водка (в контексте быта, секса, досуга и природы), ну, в общем тем до хрена. При всём при этом, байка это не просто история, это история, достаточно смешная (обязательно смешная), но пересказанная тысячи раз, и от этого усовершенствована и дополнена миллионами подробностей и сцен, первоначально в историях не присутствующих.

Вот вам, например история из походной темы студента, к которой непосредственно я приложил свою руку, хотя вернее сказать слово.
Итак, в один из походов, уже не помню куда, ночью у костра я услышал простенькую, но достаточно интересную историю.

Вечерние сумерки. По древней, заброшенной дороге, начинающейся у старых ворот Чуфут Кале (это под Бахчисараем) шли двое туристов студентов, парень и девушка. Шли они быстро, так как сегодня им необходимо было догнать своих, которые должны были расположиться возле скал Тепе Кермен, а это километров 5 от Чуфута.

Ну, так вот, они всё спешили, изнемогая под тяжестью консервов и сырого картофеля, когда в ночном небе взошла полная, кроваво красная майская луна. А между тем дорога их вывела к старинному караимскому кладбищу. Кладбище было древнее и заброшенное, на нём даже лес успел вырасти, за прошедшие века. Деревья, не зная скорби, в своём стремлении к солнцу, повыворачивали могилы, перевернули обелиски, и таким образом превратили некогда унылое место в своеобразные фантастические руины древности, то есть место было хоть и живописно, но в сумерках достаточно жутковато.

И вот, среди всего этого мистического очарования, наши друзья, торопясь и постоянно пугливо озираясь, брели по узкой мергелевой грунтовке. Кстати, знаете ли вы, что в лунном свете, мергель (мел), а в Крыму в горах он везде, отражает этот белесый свет, создавая впечатление, что все эти дорожки и тропинки, в своем серебристом отблеске, становятся какими то астральными путями.

Кровавый глаз луны, зло смотрел с темнеющего неба, пугая и без того уже напуганных путников, казалось, вот-вот, и случится что-то страшное, нереальное. И оно действительно не заставило себя ждать.

Как раз посреди дороги, в зловещей тишине, нарушаемой лишь редкими криками какой-то ночной птицы, появились два огромных, жёлтых демонических глаза, с узкой красной кошачьей щелью-зрачком посредине. Причём, появились, не совсем то слово, они как будто соткались прямо из густого серого воздуха жарких вечерних сумерек. Появились и зависли метрах в двух над землёй, вперев взор на побелевших от страха путников.

Мгновение и ребят, как будто сковала какая то невидимая сила, сотканная из невыносимого, бездонного ужаса. Некоторое время они стояли, но, наконец, неподвижность спадает, и гонимые безудержным страхом они убегают .

Всё, оригинальная история на этом заканчивается, но не заканчивается байка.

Итак, где-то через месяц, пошел я снова в горы, на этот раз на Эски Кермен, и там, опять же ночью у костра, уже я рассказывал эту историю. А так как я человек, в некоторой мере творческий, то я историю немного разнообразил и приукрасил. Причём, добавил я не так уж и много, в общем:

...увидев демонические глаза, ребята побросали свои рюкзаки и бросились бежать. Но где-то через километр бега, они, наконец, пришли в себя, и окольными путями (не через кладбище), но всё же добрались к своим. Где и рассказали эту жуткую историю.

Наутро, уже все вместе, а их было человек 12, туристы решили пойти осмотреть, места ужасных событий. И что они видят? По ширине дороги в беспорядке валяются вещи из рюкзаков. Сами рюкзаки валяются здесь же, но пустые и жестоко порванные .


И теперь самое главное (рассказывая, я в этом месте понижал голос до шепота): примерно в метре от дороги, возле одной из могил, в вязкой луже белого цвета, облепленной по краям пчёлами и муравьями, валялась банка сгущенного молока. И она была ПРОКУШЕНА, отметки огромного клыка и нескольких зубов поменьше, украшали серебристую поверхность жестянки .

А теперь эпилог.

В том же году, но уже в сентябре, пошел я в горы снова. На этот раз на Джур-Джур (водопад такой), так вот, не доходя до него сколько-то километров, в Долине Приведений, ночью у костра, мы опять слушали истории. И прибившиеся к нам ребята из Севастопольского Приборостроительного рассказали нам мою историю. В ней были и первоначальные демонические глаза, и побег, и моя банка сгущёнки, а кроме того, новая подробность. Оказалось, те пацан и девчонка на утро, проснулись абсолютно седые, как снег.

От так вот. За каких-то четыре месяца, история обошла весь Крым, и сама стала самостоятельным фольклорным произведением.

By Garry Корогод 17.02.03 г.
E-mail: garry_sim@mail.ru