Как меня лишали голоса

Непредсказуемая журналистская работа забросила меня на весь март в город Щелкино. Там же я планировал участвовать в выборах. Для этого 21 марта в избирательном участке № 79 одномандатного избирательного округа № 2 мною был взят открепительный талон на право участия в избирательном процессе не по месту жительства. Командировка неожиданно закончилась на два дня раньше - 29 марта. Я приехал в родной Симферополь с полной решимостью идти на выборы в своем районе.

Утро 31 марта выдалось солнечным и по-настоящему праздничным. Прихватив с собой паспорт и открепительный талон, я влился в дружный поток спешащих на выборы людей. Понимая, что из основных списков исключен, я направился со своим вопросом непосредственно к председателю участковой избирательной комиссии Галине Николаевне Богдановой. Выслушали меня очень быстро, посмотрели документы и… ответили отказом. “Вы не имеете право голоса. Вы сами создали себе проблему, которой забиваете голову избирательной комиссии - грубо ответила мне госпожа Богданова. - Вы вычеркнуты из списков и голосовать сможете только в Щелкино, больше нигде”.

На мою просьбу показать статью закона, которая обосновывает такое решение председателя комиссии и предоставить официальный письменный отказ, тем же раздраженным голосом мне сказали: “Закон такой есть, но мне некогда его искать. А отказ я вам напишу также по предоставлению вами письменного заявления. Разговор окончен”. И повернувшись, очень занятая женщина побежала в другой конец зала.

Конечно, большинство людей после такого поворота событий, плюнув в сердцах, просто бы пошли домой. Но так получилось, что я не просто сознательный гражданин своей страны, а еще и представитель народа этой страны – журналист. И потому был обязан разобраться в этой истории до конца. Ведь не может такого быть, чтобы полноправному гражданину государства запретили участвовать в выборах.

Вернувшись домой, я позвонил прямо в Центризберком Крыма и рассказал ситуацию. Ответ на том конце провода прозвучал четко и ясно: “Ваш открепительный талон должны погасить и дать право голоса”. Все – я понял, что могу требовать право на голосование. А все, что мне говорили в участковой комиссии – это либо откровенное незнание избирательных законов, либо наоборот, очень хорошее их понимание. Ведь не вернись я назад, мои бюллетени бы остались лежать в участковой комиссии. И кто знает, как бы ими распорядились дальше?

Вызвонив из дома корреспондента “Русского мира” Елену Бондарюк для моральной поддержки, вооружившись диктофоном и уверенностью в своей правоте, я вновь отправился на свой избирательный участок. Кружа среди счастливых обладателей избирательных бюллетеней в поисках Г. Н. Богдановой, мы натолкнулись на члена окружной избирательной комиссии Ирину Быковскую. Внимательно выслушав нас, она подтвердила, что факт нарушения со стороны председателя участковой комиссии налицо, а я имею полное право голоса.

Тут же в окружкоме было составлено заявление на имя Г. Н. Богдановой с просьбой предоставления бюллетеней, либо письменного отказа с объяснением причин такового. Прочитав заявление, председатель комиссии ответила, что решение об отказе он самолично не принимает. Рассмотреть мой вопрос сможет только комиссия, которая соберется на обсуждение после 20.00. Выходит, что если бы комиссия даже вынесла мне “оправдательный приговор”, я бы уже никак не смог проголосовать, так как после 8 вечера голосование прекращается. Просто замкнутый круг! Высказав по этому поводу недоумение, и продолжая настаивать на четких разъяснениях причины отказа, я предложил позвонить в Центризберком. Про свой звонок туда я промолчал.

Г. Н. Богданова разговаривала по телефону в своей комнате 8-10 минут. С кем именно, я так и не узнал. Только вот, выйдя из комнаты, госпожа Богданова очень сильно изменилась. Попросив у меня открепительный талон, она тут же перечеркнула его авторучкой, а на моем заявлении написала: “Включить в дополнительные списки”. Я не смог сдержать удивления: “Оказывается, все так легко решается?”. “Это очень не легко, - прозвучал ответ, - я специально выпрашивала для вас разрешения в Центризберкоме. Вы должны быть благодарны”. В течение минуты после этого, без всякой очереди, обращаясь подчеркнуто вежливо, председатель участковой комиссии самолично выдала мне все бюллетени, проводила до кабины и пожелала удачи. Я смог исполнить свой гражданский долг. В 18 часов 58 минут. А пришел на участок в 10 утра. Плюс день потраченных нервов…

Я не думаю, что в такой ситуации я был одинок. И не уверен, что после первых слов категорического отказа, люди пытались чего-то добиться. Ушли домой и все. А выбор не сделан. Вернее сделан, но не ими.

К сожалению, мы всё ещё не привыкли отстаивать свои права и требовать решения своих проблем. Мы еще живем “по старинке” - как в советские времена чувствуем превосходство над нами работников сферы обслуживания: продавцов, водителей маршруток, кондукторов троллейбусов, тех же членов избиркома. Сносим их хамство, терпим оскорбления. Но ведь они нас обслуживают, а не мы их! Это мы им платим деньги. Мы платим деньги на содержание того же государства, и вправе настойчиво требовать решение насущных вопросов, вправе контролировать власть. Мы же это забываем и не хотим понять. Не забывайте об этом. Всегда и везде отстаивайте свои права. Вы – гражданин государства, а значит, можете многое.

Русский мир