Жемчужина Крым

Мисхор

Мисхор входит в состав Большой Ялты. В первой десятке достопримечательностей курортного побережья Южного Крыма находится замок «Ласточкино гнездо».

Первоначально здесь находился небольшой деревянный домик, построенный «для генерала, тяжело раненного в русско-турецкой войне 1877—1878 гг.» Точная дата постройки и фамилия генерала не известны.

Эту дачу купил придворный врач Ливадии, член городской управы г.Ялты Адальберт Карлович Тобин, после кончины которого дача перешла к его супруге. При Тобиных дача была перестроена в камне и получила название «Ласточкино гнездо». В 1901 г. дом купил нефтепромышленник барон В. Штейнгель. Барону досталась порядком разрушенная, но настолько живописная постройка, что знаменитый художник Лев Феликсович Лагорио (1827—1905) написал с нее две картины (1901 г. и 1903 г.). Новый хозяин дал даче новое название «Генералиф» — замок любви, однако это название не прижилось, осталось «Ласточкино гнездо».

В 1910—1912 гг. барон снес старое здание и возвел новое из серого крымского известняка и желтого евпаторийского камня. Проект составил архитектор Леонид Владимирович Шервуд (1871-1954).

А.В. Шервуд — младший сын выдающегося архитектора Владимира Осиповича Шервуда (1832-1897), автора здания Исторического музея на Красной площади в Москве и памятника Героям Плевны перед Политехническим музеем. Леонид Владимирович более известен как скульптору автор ряда выдающихся надгробий.

Размеры «Ласточкиного гнезда» и в самом деле «птичьи»: ширина — 10 м, длина — 20, высота — 12 м. Пространственная композиция его на Аврориной скале представлена параллелепипедом, двумя кубами и цилиндром. Они ступенчато поднимаются в сторону моря. При входе — прихожая, гостиная, лестница, ведущая на башню, в которой помещались 2 спальни на разных уровнях. Внешняя выразительность здания готическою стиля достигалась автором применением аркатурных поясов, декоративных башенок, увенчанных шпилями с флюгерами, зубчатым завершением стен и другими архитектурными деталями.

Бытует легенда, что барон Штейнгель, будучи немецким шпионом, выехал из России, как только началась Первая мировая война, успев продать «Ласточкино гнездо» москвичке Рахмановой. В 1914 г. новая хозяйка открыла ресторан.

В 1927 г. во время землетрясения часть скалы обрушилась, а здание устояло. Вот как описано это событие в книге «Крымские землетрясения»: «...На балконе, висевшем над морем, ужинало довольно много посетителей из соседнего дома отдыха Харакса. Публика разошлась лишь за 10 минут до главного толчка, от которого разрушилась башня этой затейливой

дачи. Упавшие на балкон камни разбили столы и стулья, сломали перила и сбросили часть этой мебели в море, куда последовали бы и посетители, если бы они задержались на 10 минут позже. В башне, построенной из желтого евпаторийского камня, образовались 2 бреши, как будто ее прошило огромное ядро».

В 1930-е годы в уцелевшей части замка размещался красный уголок дома отдыха «Жемчужина», затем ресторан-столовая.

В 1968—1971 гг. по проекту ялтинских специалистов архитектора И.Г. Татиева, инженера В.Н. Тимофеева с участием мастера-декоратора Г.Н. Берендеева производились ремонтно-реставрационные работы. Под основание здания была подведена монолитная железобетонная плита, сделаны антисейсмические пояса, восстановлены архитектурные элементы, разрушенные землетрясением в 1927 г.

На Монастыр-Буруне в начале XIX в. обнаружены остатки древней церкви Феодора Тирона, отсюда и название мыса — Ай-Тодор (греч. Святой Федор).
На южном, самом высоком мысе — 80-метровой скале — установлен маяк, уже почти 170 лет указывающий путь морякам. Мыс заповедный — у маяка растет одно из самых старых деревьев полуострова 1000-летняя фисташка. Кроме того, здесь, в заповедной зоне, немало других реликтов, а на западном склоне мыса (территория санатория «Днепр») сохранилась небольшая заповедная роща древовидного можжевельника.

В роще — руины древней крепости Харакс, сооружённой римскими легионерами в I в. н.э. Археологами обнаружены остатки крепостных стен, башен, а также жилых и складских помещений, предметы обихода.

К Мисхору примыкают курортные поселки Гаспра и Кореиз. Они практически слились, образовав единый курортный район.
Мисхор с вариантами Миссохор, Мысхор, Мюсхор означает «среднее село» или «срединное село». Кореиз с вариантами Куреиз, Курене, Хореиз, Хуреиз, Хуризы, Кюриз означает «заселенное место», «селище». Название Гаспра, Гаспара (от греч. аспро — белый) следует рассматривать как эпитет при пропущенном топонимическом объекте — селе, укреплении, крепости.

Из всех трех описываемых населенных пунктов самый старый — Кореиз. За его плечами двенадцать столетий. Первое упоминание о Кореизе относится к раннему Средневековью — концу VIII в. Он назывался тогда, по предположениям ученых, торжищем Курасаитов. В XV в. упоминается под именем Кюриз. Ко времени присоединения Крыма к России эта деревушка была столь ничтожной, что не вошла ни в один список населенных пунктов и только к началу XIX в. обрела наконец официальное признание.

Мисхор и Гаспра, как полагают, возникли чуть позже Кореша, тоже в Средние века. Первое упоминание о Мисхоре, Кореизе и Гаспре в русской печатной литературе принадлежит замечательному путешественнику и натуралисту академику П.С. Палласу, оставившему интересные записки о своем путешествии по Крыму в 1793-1794 гг. Позднее здесь побывал академик П.И. Сумароков.

Первоначально роль центра трех населенных пунктов и окрестных дачных местностей исполнял Кореиз.

Сегодня Кореиз и Гаспра — поселки городского типа с 17 тысячами жителей. В поселках и их окрестностях сохранились многочисленные старинные дворцы и виллы — памятники архитектуры первой половины прошлого века, очень напоминающие средневековые феодальные замки. Именно такие образцы выбирали для своих дач бывшие их владельцы - князья Голицыны, Нарышкины, Мещерские. Дворцы строились по проектам приглашенных иностранных архитекторов и служили для русских помещиков загородными сельскими резиденциями, тем же, чем в XVIII в. были для них подмосковные усадьбы.



А.С. Голицына

Первой и самой крупной усадьбой, возникшей среди кореизских скал, было имение родственницы тогдашнего влиятельного вельможи А.Н. Голицына княгини Анны Сергеевны Голицыной (1779—1838), которую называли мужественной женщиной. По имению она носилась на коне, одетая в военную шинель, мужской сюртук и непременно в женском чепце и нещадно хлестала плетью каждого, кто ей не угодил. Почти одновременно с ней возводилась усадьба двоюродного брата М.С. Воронцова генерал-адъютанта Льва Александровича Нарышкина (1785—1846) «Софиевка» (или «Малая Алупка») в Мисхоре, где сейчас находится первый корпус санатория «Коммунары». Несколько позже начала застраиваться в Гаспре так называемая «романтическая Александрия» князя Александра Николаевича Голицына (1773—1844) (друга Александра I, обер-прокурора Синода и министра просвещения в 1816—1824 гг.). Особняк этот со стрельчатыми окнами и двумя восьмигранными башнями по бокам сохранился до наших дней — сейчас в нем размещается санаторий «Ясная Поляна».



Л.А. Нарышкин

Гаспринский замок был возведен по проекту первого казенного архитектора Южного берега Ф.Ф. Эльсона и, по заключению специалистов, является наиболее солидным и стройным созданием крымской усадебной «готики». Постройкой дома руководил англичанин В. Гунт, принимавший участие в строительстве Воронцовского дворца в Алупке. К осени 1833 г. сооружение было закончено только вчерне. Устройство имения довершила разбивка парка.



А.Н. Голицын

В «Ясную Поляну» в сентябре 1901 г. после тяжелой болезни приехал великий русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828—1910). В Крыму Л.Н. Толстой встречался с А.П. Чеховым, А.М. Горьким, В.Г. Короленко, А.И. Куприным, С.Я. Елпатьевским, С.Г. Скитальцем, художником Г.Г. Мясоедовым, певцом Ф.И. Шаляпиным, пианистом А.Б. Гольденвейзером, издательницей М.И. Водовозовой.

Во второй половине XIX в. Кореиз стал собственностью одною из самых богатых людей России — князя Феликса Феликсовича Юсупова, графа Сумарокова-Эльстон (1856—1928), находившегося в родственных связях с Романовыми.

В феврале 1945 г., во время Ялтинской конференции глав трех великих держав, в Кореизском дворце размешалась со-ветская правительственная делегация.
Необычайно интересны достопримечательности Мисхора.

Многие помнят романс о знаменитой мисхорской даче «Чаир» — «В парке Чаир распускаются розы...»

Известен и старейший дом отдыха «Дюльбер> («Красное знамя»), ведущий свою историю с 1922 г. Здравница разместилась в небольшом прекрасном старинном парке в центральной части Мисхорского курорта. Особое внимание привлекает бывший дворец великого князя Петра Николаевича Романова (1864—1931), возведенный, как рассказывалось выше, архитектором Н.П. Красновым.

В «Дюльбере» в первый год революции пребывали «до особого распоряжения» великие князья Романовы с семьями и вдовствующая императрица Мария Федоровна с дочерью Ольгой Александровной.

Во время войны здание дворца получило большие разрушения. Сегодня восстановленный корпус санатория является памятником архитектуры конца XIX в. и находится под охраной государства».

В «Дюльбере» отдыхали многие видные деятели международного рабочего движения. Его гостями были вождь вьетнамского народа Хо Ши Мин, турецкий поэт Назым Хикмет.

Неподалеку расположен Мисхорский парк — памятник садово-паркового искусства, заложенный в конце XVIII века. На площади в 21,3 га сосредоточено около 100 видов и садовых форм экзотических деревьев и кустарников. Здесь действует цветомузыкальный фонтан.

Богата история парка. Здесь побывали многие писатели, поэты, композиторы, художники. В 1984 г. в парке установлен памятник A.M. Горькому, изображающий писателя в период его пребывания в Мисхоре в 1901—1902 гг., когда он работал над пьесой «На дне», заметками о Л.Н. Толстом, которые легли затем в основу его воспоминаний «Лев Толстой», ставших обобщенным литературным портретом патриарха русской литературы.

На мисхорском побережье выделяются скульптурные группы — бронзовая «Русалочка», выбирающаяся из моря с ребенком на руках, и сооруженный на набережной фонтан «Девушка Арзы и разбойник Али-баба». Скульптуры эти связаны легендой о красавице Арзы, похищенной разбойником Али-бабой и проданной в гарем турецкого султана...

Вот эта легенда....Тосковала, плакала Арзы, не находила себе места в гареме и таяла не по дням, а по часам. Родила она мальчика, но не принес он облегчения её душе.

Ровно через год с того дня, как разбойники схватили ее на далеком крымском берегу у любимого фонтана, Арзы с ребенком бросилась в пучину Босфора.
В тот же вечер печальная русалка с младенцем подплыла впервые к фонтану у берега Мисхора. С тех пор один раз в год, в тот день, когда была похищена Арзы, начинал фонтан струиться сильнее, и в этот же час из тихих волн появлялась русалка с младенцем на руках.

Легенда отражает действительные случаи похищения молодых женщин турецкими пиратами и продажи их в гаремы стамбульских пашей и беев. Такой «промысел» существовал вплоть до XIX в.

Скульптура «Русалочка» и фонтан выполнены в начале XX в. по проекту известного эстонского скульптора, академика Петербургской Академии художеств Амандуса Адамсона (1855—1929), автора памятника затопленным кораблям в Севастополе.



Из книги Н.И.Шейко и Н.В.Маньшиной "Крым. Путешествие за здоровьем".
 





--> Жильё в Крыму <--