От Киммерии до Херсона

Виталий Кульбакин

(
фото автора)

 Журнал «Иномарка», Там, где нас нет/октябрь/2005

И летит трамвай во весь пар,
и пускай летит, и чёрт с ним,

А я всё также помню свой шар
и по-прежнему хочу в Крым.

М. Щербаков

Есть несомненные преимущества работы в большой компании, где, как говорил один известный исторический персонаж, "незаменимых людей не бывает". Если раньше по производственным соображениям ваш покорный слуга мог позволить себе только десятидневный отпуск в середине июля, то в этом году я терпеливо ожидал конца курортного сезона, заранее предвкушая две полноразмерные недели отдыха в сентябрьском Крыму. Всё сложилось даже лучше, чем я ожидал: наша маленькая компания выросла с двух до четырех человек и 2 сентября мы с шутками и прибаутками загрузились в купе поезда Москва-Феодосия.


Вопросы выбора

Чтобы сразу расставить все точки, объясню, почему мной были выбраны именно эти, а не иные место и время года.

Для
меня отпуск в Крыму - не только и не столько дань традиции, и никак не проявление патриотизма. Отпускники, как известно, делятся на отдыхающих "по путёвке" и отдыхающих "дикарями". Я всегда сознательно избирал второй способ, гарантирующий мне свободу действий в пределах отпущенного времени и финансовых возможностей. Причём развитие современной курортной инфраструктуры позволяет "дикарям" быть более цивилизованными, нежели некоторым из их "путёвочных" собратьев, ведь отличие только одно: зависимость или независимость от туристической фирмы, которая навязывает вам место проживания, питания и культурную программу.

Так
вот, свободное перемещение в той или иной стране в первую очередь зависит от возможности общения с аборигенами: пока я не знаю турецкий язык хотя бы так, как знаю английский, я в Турцию отдыхать не поеду. Да и само слово "отдых" в моём понимании не означает блаженного ничегонеделания, мне ближе понятие "туризм" в его изначальном смысле: путешествие, смена деятельности. Единственное, что роднит меня с "путёвочниками" - это обязательное наличие в месте отдыха тёплого моря. В своё время изъездив все российское черноморское побережье от Адлера до Тамани и не найдя места, однозначно меня устраивавшего по всем параметрам, я перебрался через Керченский пролив. И навсегда влюбился в Крым. Рекламные проспекты именуют полуостров "миром в миниатюре", и не так уж сильно они привирают. Здесь есть свои тропики, свои пустыни, степи, леса и даже свое "приполярье". Но главное - это, конечно, море и горы - неотъемлемая часть большинства лучших курортов Земли.

Крымское
лето быстро выматывает нас, северян. Дневная жара до 40 градусов в тени не выпускает из воды или заставляет дожидаться вечера в кондиционированном номере. Активного туриста такие условия мало устраивают, поэтому мы и дожидались бархатного сезона. В сентябре в Крыму дневная температура редко поднимается выше 30 по Цельсию, а ночью даже приходится "запаковываться" в лёгкие свитера, а то и в куртки, но море ещё не успело остыть, а на пляже пока можно по неосторожности обгореть. Ещё один аргумент за сентябрь - падение цен в гостиницах и ресторанах, осенние скидки на большую часть развлечений и, что немаловажно, - нет того количества отдыхающих на набережных и пляжах, что так раздражало меня в августе прошлого года.

У нас не сложилось отправиться в отпуск на своём автомобиле, о чем мы несколько жалели в дороге. Однако, уже проехав Джанкой, мы по достоинству оценили количество крымских таксистов и сравнительно невысокие цены на их услуги. Если положить на одну чашу весов полторы тысячи километров от Москвы до Симферополя, въездные пошлины, риск поломки в пути, крымские горные серпантины, цены на бензин на Украине и извечные придирки местных гаишников к "клятым москалям", а на другую - расходы на такси, водители которых знают побережье как свои пять пальцев, не берусь сказать, которая перевесит.


Точка на карте

Главной "базой" нашего путешествия по плану должен был стать Коктебель - курортный посёлок, расположенный на юго-восточном побережье Крыма между Судаком и Феодосией, несколько ближе к последней. Потому и был нами выбран феодосийский поезд. Однако до конечной станции мы не доехали: поезд прибывал в районе 19 часов, а в это время в сентябрьском Крыму уже начинаются недолгие сумерки, и мы рисковали оказаться в Коктебеле уже в темноте. Сторговавшись с таксистом, который обязался не только доставить нас в посёлок, но и прокатить по тамошним отелям в поисках устраивавших нас номеров, мы вышли во Владиславовке, за час следования состава до Феодосии. Уже в полседьмого мы были на месте.

Надо
сказать, что за последние лет пять Коктебель приобрел у туристов бешеную популярность. По большому счёту, это связано с дороговизной отдыха на Южном берегу - в Ялте, Гурзуфе, Форосе; даже в близлежащих Судаке и Новом Свете цены существенно отличаются от коктебельских. Лично меня в Коктебеле больше всего притягивают две вещи. Во-первых, ещё в начале прошлого века в Кок-Тэ-беле (так посёлок именовался до революции) приобрёл имение Максимилиан Волошин. Будучи гостеприимным хозяином, он всю жизнь принимал на своей "даче" друзей и знакомых - таких же творцов, как и он сам, - а незадолго до смерти подарил "Дом поэта" советскому союзу писателей. С тех пор Коктебель считается излюбленным местом отдыха литераторов, художников, музыкантов, журналистов и прочих духовно одаренных людей. Сама аура этого места притягивает к нему творческую интеллигенцию со всего бывшего Советского Союза.

Второе
обстоятельство, приманивающее меня к Коктебелю, - это местный коньячный завод. На въезде в посёлок со стороны Феодосии над дорогой возвышается арочный транспарант: "Коктебель - страна коньяков". И действительно, за 60 с лишним лет своего существования продукция коктебельского завода достигла очень высокого уровня качества, а если учесть то, что напитки лучше всего пить на их родине, для любителей коньяка в Крыму лучшего места не найти. Кроме того, здесь же, в Коктебеле, производятся очень неплохие столовые вина, расположенный по пути в Судак солнечнодолинский завод изготавливает уникальные десертные купажи, а Новый Свет - родина российского шампанского. Впрочем, о крымских винах разговор особый, и ниже я посвящу им отдельную главу своего рассказа. Без труда сняв два "люкса" (с удобствами и кондиционером на всякий случай) в частном отельчике, представляющем собой несколько "бунгало", объединённых в комплекс тенистыми дорожками и зелёными террасками, в десяти минутах неспешной ходьбы от пляжа (и все это за 20 долларов в сутки с пары), мы нетерпеливо отправились на набережную "здороваться с морем" и отмечать прибытие. Посёлок вытянулся вдоль длинного галечного пляжа Коктебельской бухты, которую, как клешни, охватывают с востока мыс Хамелеон (который, действительно имея некоторое сходство с ящерицей, меняет окраску в зависимости от освещения), а с запада - далеко выступающий в море массив Карадага.

Собственно
Карадаг, потухший вулкан, заповедная территория, тоже служит приманкой для туристов, но в этом году подступы к нему совсем перекрыли (раньше можно было за небольшие деньги купить пропуск на территорию заповедника), остались только официальные экскурсии по одной-единственной пешеходной тропе, да морские прогулки вдоль его многочисленных бухточек и гротов.

В Коктебеле нет отелей и пансионатов "первой линии", набережная не перегорожена заборами пляжей, а застроена небольшими кафешками, диско-клубами, бильярдными и прочими заведениями курортной инфраструктуры. Здесь - рай для любителей Востока, ибо каждое второе заведение предлагает за дастарханом отведать все разнообразие крымскотатарской (а по сути - узбекской) кухни. Выбор огромен, конкуренция жестокая, потому и цены - ниже некуда. Посудите сами: плотный ужин на двоих с бутылочкой местного вина редко зашкаливает за 70-80 гривень (14-16 долларов). За два дня, отведённых на акклиматизацию, мы выбрали для себя пару-тройку приемлемых мест, слегка отличающихся нюансами кухни, которые и чередовали в зависимости от настроения. На третий день, как и было запланировано, мы отправились в первое путешествие - в Севастополь.


Легенда черноморского флота

Наша дорога через весь Крым с юго-востока на юго-запад полуострова, разумеется, не могла не миновать Симферополь. Все относительно дальние пути в Крыму лежат через его столицу - город многоликий и безликий одновременно. Географическое положение Симферополя обусловило его судьбу - быть перевалочным пунктом на крымских туристических маршрутах, ни в коей степени курортом не являясь. Тенистые улочки частного сектора и выжженные солнцем центральные проспекты напомнили мне характерной архитектурой наши южные города - Краснодар, Ставрополь, Саратов. Настоящее сосредоточение жизни в Симферополе - его вокзал. Полюбовавшись грабительскими ценами в привокзальных забегаловках и обменниках, мы быстро сторговали машину до Севастополя через Бахчисарай и поехали.

Честно говоря, в старой столице Крымского ханства, как и в новой, делать особо нечего. Бегло взглянув на знаменитый Бахчисарайский фонтан и ханский дворец, мы пообещали себе как-нибудь в следующий раз полазить по пещерному городу Чуфут-Кале, а пока, ещё не насытившись морем, мы рвались к побережью, в город, воспетый множеством талантов отечественной литературы.

В Севастополе оба вокзала - и железнодорожный и автобусный - находятся рядом, на кончике "языка" длинной Корабельной бухты. Решив гулять пешком, мы направились в сторону центра вдоль парапета поднимающейся в горку дороги, любуясь панорамой бухты и Северной стороны, время от времени останавливаясь, поскольку кому-нибудь требовалось сделать фотоснимок именно с этого ракурса. Севастополь прекрасен в любое время года, но в сентябре он наиболее очарователен. Жёлто-бурые величественные платаны на набережных и скверах, их огромные пятипалые листья под ногами и тут же - вечнозелёные, стройные стрелы кипарисов, длинноиглые южные сосны. Исторический бульвар, Малахов курган, Артиллерийская бухта... Не знаю, считал ли кто-нибудь, но, кажется, по количеству обелисков Севастополь превосходит все города планеты. Две обороны пропитали этот город каким-то совершенно необычайным героическим духом, который не развеялся даже в наше время.

Догуляв до вечера, ближе к закату мы решились на небольшую морскую экскурсию: арендовали дизельную шлюпку, пожилой владелец которой прокатил нас по бухтам города. Там все ещё стоят военные суда черноморского флота, причем большинство под Андреевским флагом, но, если сравнить увиденную картину с моими детскими воспоминаниями, порт практически пуст. Когда возвращались на пристань, прямо в створе входа в Севастопольскую бухту садилось солнце, вычерчивая две мачты небольшой парусной шхуны, маневрировавшей на траверзе Михайловской батареи: ощущение полной дезориентации во времени и пространстве...


Лучшая рыба - это...

Уже в потёмках выехали в Балаклаву (ранее наша команда разделилась пополам - вторая пара поехала "штурмовать" развалины балаклавской крепости, а заодно и поработать для нас всех квартирьерами) - небольшой посёлок километрах в пятнадцати от Севастополя - ужинать и ночевать. Само название Балаклава в переводе с татарского означает "рыбный садок". Узкая длинная бухта с крутыми берегами (норвежцы бы сказали "фьорд"), изгибающаяся почти под прямым углом, - действительно едва ли не самое рыбное место во всём Крыму. Свежепойманная рыба и морепродукты здесь - фирменное блюдо всех прибрежных ресторанов, и за время, проведённое в Балаклаве (а были мы там всего-то около полусуток), мы постарались отведать всё, что водится у крымских берегов, начиная от мидий и мелких черноморских креветок-"семечек" до горбыля и катрана. Разумеется, всё до смешного дёшево. Кстати, в том же Коктебеле, не говоря уже о Ялте, морская кухня значительно дороже, да и уступает балаклавской и ассортиментом, и качеством.

С
утра после завтрака (омлет с мидиями и рапанами, запеченный пеленгас и холодное инкерманское ркацители) мы вновь разделились попарно, поскольку наших спутников привлекла возможность арендовать на несколько часов гоночную парусную яхту, дабы вдоволь повозиться с парусами в открытом море, мы же с супругой и здесь решили обойтись моторным баркасом.

Вся
балаклавская бухта забита разнокалиберными яхтами - говорят, членами здешнего яхт-клуба являются высокие чины России и Украины и некоторые суда "тянут" за миллион баксов. Вполне достоверно, если взглянуть на здание клуба с моря: клубная набережная замощена паркетом, блестит начищенная бронза на пирсах, в общем - все достаточно "круто", как в лучших домах Ниццы и Монако. Противоположная клубу сторона бухты, бывшая Английская набережная (англичане отсюда штурмовали севастопольские батареи, здесь стоял их флот, а до революции парапет был облицован розовым туфом), во времена Союза была сверхсекретным объектом. Именно здесь ещё при Сталине военнопленные и политические "зеки" построили базу для советских подлодок со сквозным тоннелем, выходящим из бухты в открытое море. Правда, база просуществовала относительно недолго - уже в 70-е годы стали строить лодки, не вписывающиеся в узковатый проход, но вплоть до перестройки Балаклава оставалась закрытой для туристов. Сейчас же - пожалуйста, - наш "экскурсовод" свободно загнал в выходное жерло тоннеля баркас, и мы полюбовались местной достопримечательностью.

Кстати
, в самой Балаклаве практически нет пляжей: единственный расположен на выходе из бухты справа, да и тот огорожен как частное владение какого-то пансионата. Потому-то здесь сверхнизкие цены на жилье, недорогая кухня и почти безлюдно. Характерна местная архитектура: оставшиеся в целости дореволюционные дачи все как одна представляют собой каменные коробки с плоскими крышами, дабы господа в отсутствие пляжа могли принимать солнечные ванны, не выходя из дома. Мы же искупались прямо в открытом море, спустившись с лодки по навесному трапику. Если кому-то придёт в голову мысль проводить отпуск в Балаклаве (а мы как-нибудь хотим попробовать), полагаю, надо сразу арендовать у местных лодку на весь период отдыха: без средства передвижения по морю здесь делать нечего.

Ну, и ещё одна балаклавская достопримечательность - развалины генуэзской крепости высоко на горе над бухтой. Сохранилась она куда хуже судакской, так что ради одного потрясающего вида с верхотуры на бухту и море мы на неё не польстились, хотя наши спутники были довольны. Попрощавшись с Балаклавой, возвращаемся в Севастополь, вернее, на Южную сторону - в Херсонес Таврический.


Из варяг в греки


Очень сильная смена ощущений: из чопорной, почти скандинавской красоты балаклавского "фьорда" попасть в пропитанный седой стариной древнегреческий полис на круче одноименного мыса. Херсонес - город-музей под открытым небом, эллинской форпост на берегу древней Тавриды, он же - крымский оплот Византийской империи, начальная точка русского православия. Именно здесь восстановлена базилика-крещальня, в которой князь киевский Владимир стал христианином, здесь же был построен, разрушен и снова восстановлен Владимирский собор - своего рода Мекка православных христиан в Украине, России, Белоруссии.

Мы ходили по раскопкам древних улиц, выводящих к портовой гавани - Южной бухте, купались в море там, где за тысячелетие до нашей эры стояли древнегреческие суда. Здесь можно провести целый день, осматривая музеи и бросая камушки в туманный колокол, который я ещё помню безъязыким, а можно дождаться вечернего представления в раскопанном эллинском театре - энтузиасты из севастопольского драматического ставят в Херсонесе античные произведения.

Пожалуй
, единственное, что напрягает, - толпы организованных разноплеменных туристов: вряд ли здесь можно остаться в одиночестве даже ночью. Отловив интересный ракурс, приходится долго ожидать, пока люди исчезнут из кадра: бороться с извечным стремлением экскурсантов запечатлеть себя на фоне достопримечательности невозможно.

В
Херсонесе чистейшее море. С мористой стороны мыс обрывается в воду скальником, и на пяти-семиметровой глубине с берега можно разглядеть каждый донный камешек и притаившихся в гальке бычков. А песчаная бухта закрыта от всех ветров, потому волны не в состоянии поднять со дна муть. Правда, купаться здесь не так приятно: пока до глубины доберёшься - устанешь брести.

Наконец, нагулявшись вволю, мы отправляемся в обратный путь вновь через Симферополь в Коктебель с мыслью ещё сегодня нанести основательный визит его дегустационным залам.


Десять литров сувениров

Крым и виноделие, на мой взгляд, связаны столь неразрывно, что мне и в голову не может прийти заказать здесь к столу графинчик водки, скажем, или коктейль с вермутом - на пляже. И даже очень неплохое украинское пиво я предпочитаю пить в поезде, ещё не доехав до Джанкоя.

Винзаводов в Крыму огромное количество, и не единой Массандрой живо местное виноделие, хотя своей всемирной славой полуостров обязан именно этой марке. Чем дольше я знаком с крымскими винами и коньяками, тем больше граней этих прекрасных напитков мне открывается, и, например, в этом году я почти не пил массандровских вин, предпочитая им коктебельские, солнечнодолинские и инкерманские сорта. Не менее интересны, на мой вкус, напитки опытного совхоза "Магарач", но обо всём по порядку.

В Крыму вином торгуют на каждом шагу, но я рекомендую покупать крымские вина в фирменных магазинах, иногда совмещенных с дегустационными залами. Технология проста: попробовал - понравилось - купил. Недосягаемых по цене вин в Крыму очень мало. К ним в первую очередь относятся солнечнодолинские сорта: "Чёрный доктор", "Чёрный мускат" и "Солнечная долина". Скажем, бутылочка "доктора" даже в фирменном магазине (а они предлагают лучшие цены, если, конечно, не найти аналогичное вино под прилавком у рыночного торговца) стоит за 100 гривень (больше 20 долларов). Если же сравнить крымские цены с российскими, то последние выше в полтора-два раза.

В качестве столовых вин наиболее предпочтительны из красных инкерманское марочное каберне Качинской долины, коктебельское каберне урожая 1989 года и массандровский сухой купаж "Алушта". К рыбе хороши белые сухие инкерманские вина - алиготе, ркацители, рислинг; очень интересны хересы "Магарач" и "Ореанда", последний бывает и сухим, магарачская и коктебельская мадеры. Коктебельская хороша и в качестве аперитива. Любителям портвейнов могут понравиться белые коктебельские сорта, но я, честно говоря, при таком изобилии десертных вин на портвейны даже и не покушался.

Как ни хороши крымские столовые вина, но в мире существует немало аналогов, превосходящих их качеством, вкусом, букетом. А вот многие местные десертные сорта попросту уникальны. И если "Белый мускат Красного камня" и "Пино-Гри" за немалые деньги можно найти и в России, то такие вина, как "Солнечная долина", "Талисман Коктебеля", "Ливадия" и множество других, до нас просто не доходят. Как не доходят и марочные коньяки коктебельского завода. В этом году, скажем, были разлиты небольшим тиражом два новых купажа коньяков "Коктебель": 11-летний КС и 15-летний "Раритет". Распространялись они практически только в сети фирменных магазинов, и к концу сезона "Раритета" на прилавках уже не осталось. И немудрено: заводская цена "Коктебеля" КС 70 гривень, а 15-летнего - 100. Попробуйте отыскать в наших супермаркетах напиток такого качества за 600 рублей! Можете себе представить, с каким облегчением я вздохнул, когда украинская таможня осталась позади, ведь туристскую квоту в две "сувенирных" бутылки я перебрал более чем в пять раз...


Два дня без душа

Когда я впервые в сознательном возрасте попал в Крым, в моих карманах денег практически не водилось, зато здоровье позволяло таскать за собой большой рюкзак со всем необходимым для автономного существования. Тогда, в 1999 году, судьба привела меня в Лисью бухту - место летнего дикого лагеря неформалов всех мастей, и впоследствии каждый раз, возвращаясь на полуостров, я обязательно нахожу денёк-другой, чтобы окунуться в атмосферу своей молодости. Этот отпуск не был исключением. Лисья находится километрах в семи пешком по побережью от посёлка Курортное, в который каждые 15 минут ходят маршрутки из Коктебеля.

В Курортном, на рынке, я отыскал свою старую знакомую виноторговку, у которой в лучшие времена можно было добыть практически любое крымское вино за совершенно смешную цену. Времена изменились, охрана на заводах ужесточилась, но кое-что нам приобрести всё-таки удалось, в числе прочего - марочный солнечнодолинский "Чёрный мускат".

Помимо
палатки, спальных мешков и газовой горелки, мы взяли с собой снаряжение для ныряния и подводной охоты, - мне издавна хорошо известен небольшой риф метрах в сорока от берега, кишащий мидиями и рыбой. С погодой нам повезло: море было достаточно спокойным и прозрачным, и вообще это были два едва ли не самых тёплых дня за все две недели нашего отпуска.

Оставив
женщин обустраивать уют на стоянке в сени одинокого дерева, мужчины отправились к рифу "на промысел". Конечной целью нашего предприятия было мое фирменное блюдо - плов с мидиями по рецепту Лисьей бухты. Пробарахтавшись с часок, мы наловили необходимое количество моллюсков, кроме того, я сделал несколько примерочных нырков, дабы присмотреть территорию для утренней охоты. До конца дня мы изрядно загорели: особенность этого места заключается в полном отсутствии предрассудков в части пляжной формы одежды - в Лисьей можно ходить раздетым, и никто на тебя косо не посмотрит.

Кстати
, охота моя не удалась. Подстрелив небольшую зеленуху, следующим выстрелом я вдребезги разбил о камни стрелу гарпунного ружья, и нам ничего не оставалось, как наловить ещё одну сумку мидий и рапанов, так что по возвращении в цивилизацию мы на морепродукты смотреть уже не могли. Зато в Лисьей мы наконец решились на восхождение: массив Эчкидаг, господствующий над бухтой, мало в чем уступает "старшему брату" - Карадагу. На высоте лесной зоны прямо из скалы бьет родник с чистейшей горной водой: ею пользуются тутошние завсегдатаи, которым не лень прогуляться на высоту 450 метров с канистрами.


Последний оплот средневековья

В Судак мы ездили дважды, уж больно красива сама дорога туда из Коктебеля: сорок километров горного серпантина мимо Солнечной Долины. Я был в этом городе впервые, и меня приятно поразил чёрный вулканический песок пляжей с хрустально чистой водой, и неприятно - огромное количество мусора, оставленное на этих пляжах сонмами отдыхающих. Судак - ещё не Южный берег, но, похоже, публика сюда приезжает соответствующая и умудряется за сезон сильно загадить город, что после относительной чистоты Коктебеля и Севастополя вызывает брезгливое желание заплыть подальше в море.

Собственно
в Судаке две достопримечательности: прекрасно сохранившаяся генуэзская крепость высоко над морем и аквапарк. Кроме того, через город проходит единственная тупиковая сухопутная дорога в Новый Свет, но морем туда добираться проще. Аквапарк так и остался за бортом нашей программы, поскольку в Лисьей бухте наши прекрасные леди с непривычки сожгли на солнце стратегически необходимые для спуска с горок участки тела, а вот на крепость мы потратили почти целый день. Моя благоверная в молодости провела здесь лето в археологической экспедиции и десять лет спустя вызвалась поработать нашим гидом. Судак за свою многовековую историю сменил множество имен: Согдейя, Солдайя, Сурож, наконец, татарские завоеватели дали ему название Су-Даг, что означало "гора над водой", которое впоследствии трансформировалось в современное "Судак", никакого отношения к одноименной рыбе не имеющее. Тем не менее, судак во всех формах присутствует в меню местных ресторанов в качестве фирменного блюда.

Сама
крепость привлекает толкиенистов и прочих любителей ролевых игр. Примерно раз в две недели в её стенах разыгрываются средневековые побоища на деревянных мечах, а в "мирное" время местные жители предлагают туристам облачиться в маскарадные костюмы воинов и знатных дам для фотографирования на фоне крепостных камней. Здесь же за умеренную плату всем желающим предлагают пострелять в мишени из "самых настоящих" луков. Имеется в Судакской крепости и своя Девичья башня, из окна которой, по легенде, красавица бросилась в море, не поладив с роднёй; кстати, с труднодоступной площадки этой башни открывается шикарнейшая панорама моря и гор.

Новый Свет мы видели "мельком", с палубы прогулочного теплохода: не оставалось ни сил, ни времени на прогулку по знаменитой тропе Голицына через гроты с винными подвалами и обязательной дегустацией коллекционного новосветского шампанского, по мнению знатоков, едва ли не лучшего в мире. Зато с тропы не видно огромных медуз, проплывающих за бортом кораблика в толще прозрачной воды, и великолепия нависающих над водой утесов горы Орёл. Но ведь что-то должно остаться и на следующий раз? Как остались перевалы и пещеры Чатырдага, канатная дорога на Ай-Петри, Воронцовский дворец, Ласточкино гнездо... можно перечислять до бесконечности. И каждый раз найдется уголок, в котором мы ещё не бывали и который мы оставим про запас, до будущего года, до следующего Крыма.

www.inomarka.nnov.ru