Встречи со сколопендрами

Крымская сколопендра

Первый раз я увидел сколопендру воочию, разгребая камни на участке в Крыму. Нет, я не имею в виду многочисленных мелких сколопендр, с которыми все пацаны играют в детстве и приносят в школу, пугая ими девчонок. Я имею в виду длинную, жирную ядовитую сколопендру двенадцати сантиметров длиной, коричневого цвета и с жёлтыми ножками, выскочившую из-под большого камня и тыкающуюся во все щели, пытаясь найти укрытие. По описаниям и фотографиям я был в курсе, что лучше её не хватать, поэтому, взяв лопату, я подставил её на пути сколопендры. После этого сколопендра была отнесена на край участка и выпущена в камни под миндальным деревом, а я вернулся к разборке камней.

Через некоторое время участок в связи со строительством превратился в подобие лунного пейзажа, а сколопендра была забыта. Но, проходя однажды через центр участка, я вдруг заметил торчащие из земли шевелящиеся усы. Присев, я увидел в следе от проехавшего трактора вдавленную в почву сколопендру. На поверхности торчали только голова и пара передних лапок, которыми она непрерывно гребла, пытаясь освободиться. Почва там твердая и пересыпанная камнями, а к этому моменту под влиянием жары и совершенно засохшая, и я ожидал, что сколопендра практически полностью раздавлена трактором. Однако, выколупав её оттуда лопатой, я убедился, что она жива и невредима, и единственной её проблемой была невозможность выбраться из окаменевшей почвы. Похоже, если бы ей удалось дождаться дождя (впрочем, крайне редкого явления в этом районе в это время), она бы обошлась без моей помощи. Отругав беглянку за самовольно покинутую резервацию, я отнес её обратно в камни.

После этого инцидента я зауважал их физическую выносливость. Панцирными многоножками они называются не зря. Длительный период времени я их не видел.

Вспомнить о сколопендрах следующий раз пришлось после установки палатки на участке. К тому моменту единственным пригодным для палатки местом оставался небольшой участок между миндальными деревьями, все остальное было перекопано и завалено стройматериалами. Жизнь в палатке на участке показала, что он полон жизни. Вначале там жил заяц, пока не началось активное строительство, часто прилетали сороки, таскающие по утрам остатки еды, в куче бута жила крыса, потом туда же приполз желтопузик (никто не знает, чем это кончилось), по ночам к палатке прибегал ёжик и шумел, разрывая пакет с гречкой и с чавканьем доедая остатки подмокшего печенья. Хитом сезона стал случай, когда посреди бела дня по участку галопом пронеслась, дико пища, мышь, а за ней — гадюка. Убежавший работник (крупный мужчина — строитель) потом сознался, что испугался мыши.

Лежа однажды ночью в палатке, я услышал шорох пакетов и решил, что это ёжик снова нашел что-то для себя интересное и решил порвать нам очередной пакет с едой. Пакет лежал прямо рядом со входом, поэтому я открыл молнию, высунулся туда и включил фонарик. Каково же было моё удивление, когда я вместо ёжика увидел сколопендру, взобравшуюся на пакет с сардельками. Заметив свет, она развернулась, упала с пакета и деловито уползла прямо под палатку. «Живет она тут» — подумалось мне.

Через пару дней было очень жарко и я решил поспать прямо на улице, так как в палатке было очень душно даже ночью. Расстелив у входа спальник и подложив под голову куртку из полартека, я заснул. Разбудил меня треск веток и шорох. Вскинувшись, я повернулся в ту сторону и понял, что это ёжик совершает свой обычный ночной обход. Идя, как обычно, напролом и гремя пустыми бутылками, попадающимися на пути. Вспомнив про ёжика, я заодно вспомнил и про сколопендру, которую видел пару дней назад вот именно на этом месте. В связи с этим обстоятельством, а также тем, что было уже достаточно свежо, я решил залезть в палатку. Подняв куртку, подложенную под голову, я обнаружил под ней мирно греющуюся сколопендру. Почувствовав, что куртка исчезла, она стала недоуменно водить усиками, поворачивая переднюю часть тела во все стороны и как бы говоря: «Что случилось, чёрт побери? Кто утащил мою грелку?!». Я на неё дунул, она поняла намек, повернулась и уползла опять под палатку.

Еще через несколько дней, лежа в палатке, я почувствовал, как по лицу что-то поползло. Эка невидаль, поползло и поползло. Так как палатка днем всегда открыта, в ней всегда было большое количество муравьев, а также разнообразные жуки и даже медведки, которые все время ползают по тебе в разных направлениях. Но, сбросив ЭТО, я услышал скрежет многочисленных ножек, знакомый мне по одной из предыдущих встреч. Резко проснувшись от такого обстоятельства, я распахнул вход, скомандовал всем на выход, а сам нащупал фонарик и выскочил из мешка. У входа нашлась стеклянная банка из-под горошка, и вооружившись ею и листком бумаги, я принялся за охоту. После освещения ситуации фонариком обнаружилась крупная сколопендра, носящаяся по палатке подобно экспрессу Евростар. В куче вещей, набросанных в палатке, ей было куда спрятаться, но её выдавало шуршание ножек по материалу спальников и пакетам. В ходе ловли выяснилось, что сколопендра — весьма верткое существо и может прыгать в случае необходимости, но это её не спасло: в конце концов она была водворена в банку и прихлопнута сверху листком, после чего мы могли её спокойно рассмотреть. Покрутившись по банке и убедившись, что вниз дороги нет, она попыталась вылезти через верх, и мне пришлось следить, чтобы лист прижимался к банке без щелей. Потому что эта зараза, опираясь на заднюю часть тела, без проблем доставала до края банки. Как как она нарушила границы частного владения и вторглась в чужое жилище, решено было депортировать её в степь, за пределы участка. Что я и сделал без промедления. Но так как в ходе охоты я слышал дополнительный источник шуршания, который не мог идентифицировать, остаток ночи был проведен просто на земле в спальниках. Утром палатка подверглась тщательному досмотру, все вещи были перетряхнуты. В самой палатке ничего не нашлось, однако когда я её поднял, была обнаружена еще одна большая сколопендра, примостившаяся в центре. «Сестра, банку, скальпель!» — скомандовал я, и после непродолжительной погони вторая сколопендра была помещена в узилище и депортирована в степь в компанию к первой.

После этого в ходе земляных работ были обнаружены и депортированы еще четыре сколопендры, но это явно еще не все. В куче земли рядом с палаткой, которую мы разбираем постепенно, уже были пойманы две штуки, и уже замечены еще две, и их только предстоит поймать. Думаю, в степи, куда я их отношу, скоро образуется небольшой сколопендровый поселок. К счастью, по ночам там никто не гуляет.

А банка из-под горошка теперь всегда лежит наготове.

(C) http://www.crimaniak.com




--> Жильё в Крыму <--