Дельфины — интеллигенты водной стихии

Л. Згуровская

В Чёрном море живут три вида дельфинов (зубатых китов). Самый крупный бутылконос, или афалина. Поменьше белобочка и самый маленький дельфин — морская свинья (пыхтун, азовка, чумка). Познакомимся поближе с афалиной, так как именно она — невольный поселенец дельфинариев и океанариев. Это тот самый морской подопытный «кролик», с которым экспериментируют учёные во многих странах мира и о котором Т. Кузовлёва написала так:

Дельфинариум был невелик,
Темноват и не очень просторен,
Но дельфин, очевидно, привык
И считал его маленьким морем.

Кроме работы на науку, афалины — высокоталантливые актёры зрелищных представлений для разноязычной публики, восторженно аплодирующей этим весёлым морским «циркачам». Недаром Ж.-И. Кусто назвал их «юмористами» моря, а один из средневековых японских поэтов написал: «...и как чёрный танцовщик на сцене, ныряет дельфин в белой пене». Могут они многое. Прыгают через охваченные огнём обручи, причем высота прыжка такова, что ей может позавидовать Брумель. Под аккомпанемент могут спеть, лихо играют в футбол, бейсбол, баскетбол, катают собак на плотиках, жонглируют и перебрасываются мячами и т.д. Это обученные дельфины, но даже не дрессированные, привыкнув к дельфинарию и его работникам, они ведут себя очень раскованно и непосредственно. Дразнят рыб, хватая их за хвост, играют друг с другом в «салочки», «догонялки», «пятнашки», выбрасывают из воды ненужную им рыбу, ныряют за разными предметами, оброненными зрителями в воду, а случается, что швыряют ими же в людей. На Кара-Даге, в дельфинарии, дельфин Малыш, набрав полный рот воды, очень прицельно плюется струйками воды в посетителей, а этому мелкому хулиганству его никто, разумеется, не учил.

Дрессировка животных требует от человека понимания их психологии, знания их образа жизни и основ биологии, но главное — доброты, любви и повторения заданных «уроков». Недаром французы говорят: «Благодаря тому, что куёшь, становишься кузнецом». Характерно, что на дрессировку собаки тратится полтора года, лошади — шесть лет, дельфина — полгода. При этом, если лошадь и собаку можно наказывать, с дельфинами этот «номер» не пройдет. Дрессировщик просто перестает существовать для них, на работе можно поставить крест. Котируются только ласка и поощрение.

Предки дельфинов были когда-то наземными животными, имели «руки», ноги, но потом по каким-то не до конца выясненным причинам покинули сушу, перебрались в воду, и в настоящее время эти животные являют собой образец высочайшей приспособленности к водной стихии. Чтобы проиллюстрировать это, обратимся к кратким «анкетным» данным применительно к афалине. Длина тела 2,0—2,5 метра. Вес 130—300 кг. Живут 25—30 лет. К передвижению в воде приспособлены гораздо лучше рыб. Передние плавники служат дельфину рулями глубины, поворотов и тормозами. Горизонтально расположенный хвостовой плавник не что иное, как мощный гребной винт, благодаря которому дельфины «шутя» достигают крейсерских скоростей, подолгу сопровождая и даже перегоняя морские суда. Во время второй мировой войны было подмечено, что дельфины перегоняли даже торпедные катера, двигавшиеся со скоростью 22 узла в час (40 км/час). Но и это для дельфинов не предел. Скорость их передвижения достигает 60—68 км/час.

Органов обоняния дельфины не имеют, зато зрение и слух отменные. Даже едва слышимый удар о воду дробинки диаметром 2,5 мм или едва различимый всплеск содержимого чайной ложки привлекают дельфинов к источнику шума. Питаются дельфины рыбой, моллюсками. Рыбы надо им 20—30 кг в сутки. Отличный гидролокационный аппарат позволяет дельфинам обнаруживать добычу на расстоянии до 3 км, ныряют они за ней на глубину 200—300 м. Дыхание могут задерживать на 10 и даже 15 минут. Температура тела такая же, как у нас. Умирают тоже, как и мы, при температуре тела 42-43°. Наибольшая упитанность в марте, наименьшая — в конце лета—начале осени. Дышат атмосферным воздухом, периодически поднимаясь на поверхность. На голове расположено отверстие (дыхало), плотно закрываемое под водой клапаном. Одновременно дыхало и орган звуковой сигнализации. Спят дельфины в полуметре от поверхности воды, опустив вниз хвост и периодически открывая и закрывая глаза. Болеют теми же болезнями, что и человек, начиная от рака, диабета, нервных и психических расстройств до инсульта и инфаркта. Умирают очень тяжело, и один свидетель смерти дельфина в частном письме признался: «Я провёл четыре ночи возле умирающего дельфина и понял, что это не животное».

К размножению афалины приступают с шестилетнего возраста. Весной будущий папаша в течение нескольких дней «ухаживает», исполняя любовный танец. Выпрыгивает из воды, изгибается в наиболее соблазнительных, с его точки зрения, позах, визгливо лает и вообще дает ей понять, какой он красавец и молодец. Они часто с самкой сближаются, касаются друг друга плавниками, головой, носами. Прочих претендентов на благосклонность «невесты» самец, свирепо клацая зубами, гонит, однако случаев ранения и драк между «женихами» не бывает. Менее достойный сам понимает, когда его шансы равны нулю, и безропотно удаляется. Разгар спаривания у афалин в июле. Спустя 10-11 месяцев самка, раз в два года, рождает одного детеныша. Перед родами она стремительно двигается, изгибает хвост, спину, начинает зевать. Это своеобразный сигнал, по которому плавающие рядом «тетки-повитухи» готовятся принять роды. Они окружают мать тесным кольцом, защищают её, помогают детенышу и вообще в случае какой-либо нужды приходят на выручку. Всё в соответствии с древней мудростью: «Если не ты за себя, то кто же? Но если ты только за себя — зачем ты?»

Рожает самка под водой в прекрасное время года, весной. Появляется малыш на свет свернутым в трубочку хвостиком вперед и, как только очутится в воде, мать или одна из «нянек» подталкивает его к поверхности, чтобы он вздохнул и наполнил легкие воздухом. Весит дельфинёнок-афалёнок около пуда, длиной в половину матери. Чтобы не потеряться и, главное, чтобы его не потеряли, он периодически «всплакивает» тонким, визгливым голоском. Мать днем и ночью впрыскивает очень жирное, 45%-ное молоко малышу в рот, и так до 30 кормлений в сутки. После полугода дельфинёнок беспокоит мать уже реже, раз шесть-семь. Примерно через год он уже переходит на собственный кошт и начинает питаться рыбой. Держится малыш во младенчестве строго возле родительницы. Плавать ему разрешается только по кругу, диаметром 2—3 м, имея в центре мать. Если начинает вольничать и выходить из повиновения, родительница наказывает, прижимает мордочкой ко дну или надолго выталкивает из воды. Может и носом поддать так, что закувыркаешься. Но это в том случае, если не слушается, подвергает свою жизнь опасности. Более свойственно дельфинам-мамам ангельское терпение, особенно тогда, когда дельфинёнку взбредёт в голову поиграть с матерью. Он часами может её «бодать», скатываться со спины, с головы, и «никогда в таких случаях, — пишет Ж.-И. Кусто, — не увидите вы у самки даже едва уловимого жеста раздражения». Чужие дельфины, из другого стада, доступа к драгоценному дитяте не имеют, их отгоняют мать и «няньки». Если малыш по какой-то причине гибнет и начинает тонуть, мать продолжает выталкивать его из воды, надеясь, вероятно, что он вновь начнет дышать, долго не бросает его уже мертвого, носит с собой на спине. Если детеныш попадает в сети или на гарпун, мать тоже никогда не оставит его, будет около него, и её в это время можно просто вытащить руками из воды. Ж.-И. Кусто описал случай, когда рыболовы-баски загарпунили малыша, и тут же появилась мать, оборвала сети и освободила свое израненное чадо. На следующее утро дельфинёнка нашли мертвым и отбуксировали в порт. Мать, как привязанная, следовала за судном, а потом шесть часов ждала, несмотря на выстрелы, которыми её пытались отогнать.

Образ жизни у дельфинов стадный. Основой стада является семья. Глава стада — наиболее крупная и сильная самка. Самки держатся вместе с детьми разных поколений. Дочери, внучки, правнучки в свое время становятся мамами, но из стада не уходят, и это причина того, что в женском дельфиньем стаде могут держаться вместе до десяти разных поколений. Отцы и грядущие «женихи» держатся отдельно мужским кланом. Совершенно определенный, потребительский интерес они проявляют к семье в то время, когда наступают брачные игры и «сватовство». Связи в стадах, оборонительные, пищевые, информационные, воспитательные, игровые, очень крепкие.

Физическая сила дельфинов поразительна. Одним взмахом хвоста они могут не только искалечить, но даже убить человека. Крупных акул в тропических морях они, собравшись теплой компанией, легко разрывают на части и, тем не менее, ни одного враждебного движения по отношению к человеку, дрессирующему или экспериментирующему с ними, в дельфинариях отмечено не было. Даже в том случае, если их лечат, обрабатывают больную кожу едкими препаратами, облучают, делают инъекции и даже оперируют. Все принимается, как должное, с неизбывным терпением, без попытки оттолкнуть, ударить плавником, укусить. Это не перестает поражать человеческое воображение, и в связи с этим Ж.-И. Кусто пишет: «А ведь между нашими видами идет тяжелый спор. Если бы китам было ведомо то чувство, которое мы вкладываем в слово «месть», они расправились бы с нами в одно мгновенье».

Ловить дельфинов человек начал с античных времен, но кое-где относились к ним бережно и даже благоговейно. Так, в Греции дельфин, наряду с конем, был священным животным великого олимпийского бога Посейдона. Он же, дельфин, священный символ Афродиты Понтии, то есть Афродиты морской. Может быть, поэтому убийство дельфина в Греции приравнивалось к убийству человека, а изображение его было своего рода гербом многих портовых городов Греции. Кроме этого, о дельфинах складывались поверья, их изображали в живописи, скульптуре, на монетах. Греки первыми, ещё со времен Аристотеля определили предельный возраст дельфинов. Они делали им зарубки на хвостах, потом неоднократно отлавливали и пришли к правильному выводу: дельфиний век — тридцать лет. В Индии это животное тоже пользовалось всенародной любовью, их никогда не обижали, а наиболее доверчивых подкармливали у берега. Промысел их в Индии был запрещен, ну, а в тех странах, где промышляли, добывали их по-разному. Ловили кошельковым неводом и аломанной сетью, били из ружей со шлюпок и сейнеров, а потом уже мертвых крючьями втаскивали на борт. Последний способ по своей жестокости во многом уступает сетевому. Аломанная сеть огромна. В нее при желании можно было бы завернуть целый квартал тридцатиэтажных домов. За один замет, при былой многочисленности дельфинов в море, вытаскивали на палубу до полутора тысяч животных. Убивали одного за другим, на глазах остальных, ждущих очереди. Очевидцы рассказывают, что редкий человек мог выдержать это тяжёлое зрелище. Нельзя было без содрогания смотреть в недоумевающие глаза животных, слышать их крики и стоны. А когда сразу кричат полторы тысячи и смотрят три тысячи добрых и умных глаз, то тут не только содрогнуться, свихнуться впору. Но это, вероятно, за счёт чрезмерной впечатлительности автора. У тех, кто за это получал деньги, нервы были покрепче.

Высокое развитие нервной системы, легкость обучения и установления контактов с ними, а также «душевное расположение» к человеку, давно уже в сфере внимания учёных, и работа с дельфинами в самых разных странах приобретает всё больший размах и глубину. С каждым годом совершенствуются каналы связи «вода — воздух». Физики-электронщики, биологи, лингвисты, этологи в течение многих лет бьются над возможностью языковых контактов с дельфинами и над подробной расшифровкой их языка, а в результате вопросы множатся быстрее, чем ответы на них. Но если мы когда-нибудь сможем преодолеть языковый барьер, добьемся взаимопонимания, человек получит доступ к самым сокровенным тайнам морей и океанов, и как следствие этого грядёт новая ступень в развитии человечества, не говоря уже о мировой науке. Для начала одно использование дельфинов в рыбном промысле дало бы больше выгоды, чем многолетнее истребление животных на протяжении столетий. Они легко бы научились загонять рыбьи косяки в сети или во всасывающие трубы так же, как они сгоняют рыбу в кучи прежде чем подкормиться. Интересно, что совместный промысел у человека и дельфинов, имеет давнюю историю. Дружная ловля ими рыбы в окрестностях древних Афин описана древнегреческим историком Аппианом, и о такой же совместной рыбной ловле рыбаков и дельфинов свидетельствовал Плиний Старший.

А сколько замечательных, технически совершенных патентов погибнет вместе с гибелью последнего кита на Земле. Задумывались ли вы о том, почему стальные и чугунные работающие части подводных сооружений и кораблей (гребные валы, винты, лопасти насосов, гидротурбин) быстро разрушаются, превращаясь в бесформенные, покрытые кавернами, глыбы металла. Это результат всесокрушающего действия кавитации. А вот легко ранимой коже дельфинов кавитация не страшна, несмотря на крейсерские скорости их передвижения в воде. Оказалось, что все дело в строении их кожных покровов, и учёные-металлурги, сваривая сталь с особым молекулярным дельфиньим строением, получили металл, не подверженный кавитации. Ракетчик Макс Крамер — основоположник гидродинамики китов, предложил покрывать подводные лодки эластичной резиново-пластиковой оболочкой для увеличения их скорости. Американская компания «Раббер Компани» производит опыты с резиновым покрытием корпусов скоростных моторных лодок. И всё для того, чтобы скопировать не только обтекаемые обводки контуров дельфинов, но опять же своеобразное строение их кожи, совершающей во время движения животных волнообразные изгибы, соответствующие волнам в воде. Это предотвращает срывы водяного потока, различные завихрения, которые могли бы снизить скорость их передвижения.

А вспомните хеморецепцию — восприятие ничтожно малых количеств химических веществ в воде. Море для дельфинов не просто горько-соленая вода. Они улавливают в ней тысячи различных оттенков, дающих им сказочно исчерпывающую информацию: кто здесь проплыл, куда, пол, возраст, одиночка или косяк, в каком состоянии, съедобно-несъедобно, что можно ожидать от встречи, когда проплыли, только что или несколько часов назад и т.д. и т.п. Вот и верь после этого старой русской загадке и присловью: «Еду-еду следа нету» и «Вилами по воде писано». За рубежом пытаются сконструировать прибор, который мог бы отличить след надводного корабля от подводного, а если бы этому прибору да дельфиньи способности, представляете как бы возликовали все военные ведомства? А разве помешали бы промысловикам и военным совершенные эхолокаторы, которыми наделила природа дельфинов? Сейчас лучшие электронные устройства не способны отличить кита от подводной лодки, а веселая дельфиниха Алисия, собственность Калифорнийского университета, с закрытыми глазами легко различит в воде подшипник диаметром 57 мм от такого же диаметром 63 мм. Используется человеком и способность дельфинов улавливать в воде ультразвуки различной интенсивности и тональности. На одной из военно-морских баз США дельфин Тэффи находил в море телеметрические устройства, которые отстреливаются во время запуска ракет. Тот же Тэффи работал проводником, курьером, связным и почтальоном в опытах по исследованию физиологии и психологии человека в условиях длительного пребывания на большой глубине в море. Тэффи снабдили специальной сбруей, к которой прикрепляли почту, инструменты, приборы и вообще все то, что надо было отправить с моря на сушу и обратно на глубину. Один из американских штатов избрал его за это почетным членом Общества почтальонов, ну а военные уповают на то, что в грядущих войнах из дельфинов получатся отличные диверсанты, разведчики, подрывники.

Коротко о языке дельфинов. Его можно разделить на язык жестов (различные позы, прыжки, повороты, различные способы плавания, знаки, подаваемые хвостом, головой, плавниками) и звуковую сигнализацию, вернее, язык звуковых импульсов. Дельфины-одиночки обычно молчат, но стоит собраться им вместе, как опущенные в воду гидрофоны фиксируют богатейший набор звуков. Чего только не услышишь! Щебет, жужжание, визги, скрежет, щелканье, чмоканье, скрипы, хлопки, писк, рев, вопли, крики, кваканье, свисты. Все вышеперечисленное далеко не исчерпывает богатств звуковой сигнализации дельфинов. Всего у разных видов китов учёные выделили несколько десятков звуков, в то время, как обезьяны могут похвастаться всего 30—40. Чаше всего дельфины свистят, причем одних свистов у дельфинов 32, среди которых есть сигналы боли, тревоги, сигналы приветствия и призывный клич «ко мне», и некоторые из лингвистов высказывают предположение, что есть какая-то аналогия между языком свистов у человека и дельфинов. Дети в Турции в школе изучают язык свистов. На Канарских островах туземцы, на расстоянии 10 км, переговариваются свистами. Некоторые племена в Мексике также широко пользуются этим своеобразным способом общения. Возможно, по аналогии с человеком, каждый из 32 свистов у дельфинов обозначает определенную фразу, а это уже, если можно так выразиться, «высший пилотаж» на фоне звуковой сигнализации среди животных.

Объем информации, которую способны передавать дельфины, поведенческие особенности, чрезвычайная понятливость, легкость обучения говорит вроде бы о высокой степени их умственного развития. У них крупный, по весу превышающий человеческий, мозг. По общему числу клеток в коре, числу борозд и извилин дельфины тоже опережают человека. Однако вопрос в том, для чего используется этот высокоорганизованный мозг — для мышления или же для простого расчленения и обработки сложной звуковой информации? Это пока не известно, и над этим работают многие учёные. И тем не менее, профессор А. Портман, разработавший шкалу умственных способностей, нашёл, что на первом месте после человека (215 баллов), идут дельфины (190 баллов), на третьем месте слоны и только на четвертом обезьяны. Ж.-И. Кусто пишет в связи с этим: «Я не берусь утверждать, что китам доступно понятийное мышление — для этого у меня недостаточно доказательств. Однако сам я, пожалуй, думаю именно так. Слушая китов, приходишь к выводу, что они ведут длительные переговоры».

В заключение несколько практических советов на тот случай, если вы увидите на берегу выбросившегося из моря дельфина. Малыша или дельфина-азовку можно взять на руки и перенести на мелководье. Труднее с тяжелой белобочкой, ну а со взрослой афалиной вообще одному не справиться. Надо срочно вызывать помощь, организовать летучий спасательный отряд. Если Вы вдвоем, один должен бежать за подспорьем, второй остается около дельфина и смачивает его кожу морской водой. Это предупредит обсыхание и возможность теплового удара. Тащить его волоком к морю, толкать, перетаскивать по гальке, кантовать по направлению к воде нельзя. Только на руках или носилках. Кожа у дельфинов нежная, густо пронизанная кровеносными сосудами и нервными окончаниями и, если её поранить, выжить ему будет трудно. Сразу опускать дельфина на глубокое место тоже нельзя. Сначала ему надо дать возможность полежать в воде на мелководье, где он сможет справиться с шоковым состоянием и начать нормально дышать. Если в беде несколько дельфинов и среди них малыши, отнесите сперва на мелководье их, взрослые сами потом будут рваться к ним. Если же на берегу только взрослые, хорошо бы перенести или перевезти их в море сразу всех, так как те, кого вы успели перенести, видя на берегу оставшихся и слыша подаваемые ими сигналы, вновь выбросятся на берег. В этом случае хорошо бы вызвать к месту бедствия малые плавсредства и попытаться спасти всех одновременно.

Прочитав настоящий очерк, согласитесь, что дельфины стоят того, чтобы побегать, похлопотать, вернуть морю хотя бы одного, и будьте уверены в том, что в жизни это вам тем или иным образом зачтётся. Среди людей бывает по-другому. Природа же чужда неблагодарности, она честна, справедлива, и доброе дело, на благо её детей за ней не пропадёт.

И ещё: может случиться так, что, заплыв далеко от берега, вы встретитесь с дельфином в море. Не пугайтесь. За 2500 лет общения человека с дельфином не отмечено ни одного случая агрессивности последних. Поэтому не кричите от ужаса, не делайте резких движений и не смешите дельфина — не пытайтесь «убежать». Одного движения его хвоста достаточно, чтобы догнать вас. Спокойно плывите к берегу даже в том случае, если время от времени рядом с вами будет высовываться из воды мокрая улыбающаяся дельфинья физиономия. Повторяю, вреда он вам не сделает, а вот по-джентльменски проводить к берегу может. И улыбаются они здорово. Это наверное о них сказано: «Рот до ушей, хоть завязочки пришей».



В партенитском дельфинарии
(Фото - С.Новожилов и Mia)


© из книги Лидии Згуровской "Крым. Рассказы о растениях и животных."
"Бизнес-Информ", изд-во "Таврида", Симферополь, 1996 г.