Партенит-2004. Путешествие продолжается.

Восточный Крым

Моя земля хранит покой
Как лик иконы измождённый.
Здесь каждый след сожжён тоской,
Здесь каждый холм — порыв стеснённый.

Я вновь пришёл — к твоим ногам
Сложить дары своей печали,
Бродить по горьким берегам
И вопрошать морские дали.

Все так же пуст Эвксинский понт
И так же рдян закат суровый,
И виден тот же горизонт,
Текучий, гулкий и лиловый.

Максимилиан Волошин

Восточный Крым – лирическая поэзия Природы. Здесь земля, устав от пышности и яркости Южнобережья, отдыхает от суетности мира, здесь природа спокойна и нетороплива в своих формах и цветах. Сами горы уже не горы, а скорее холмы, широкими коричневато-серыми волнами сходящие к бескрайнему морю. Их склоны покрыты зелёными барашками лесов, временами столь редкими, что видно отдельные деревья, или они просто безлесы - с отдельно стоящими деревцами. Здесь уже не столь сильно, как на ЮБК, изрезан берег, и в широких бухтах, свободных от частокола волнорезов, - галечные и песчаные пляжи, многие километры пляжей. От Алушты до Судака к бухтам на суше пристроились посёлки Семидворье, Солнечногорское, Малореченское, Рыбачье, Луч, Морское. Очень живописна эта земля, здесь дышится легко и спокойно, даже сами посёлки демократично вышли на самый берег моря, снисходительно поглядывая на "раскрученные" гористые южнобережные курорты Большой Алушты и Ялты, где прибрежную полосу оккупировали многочисленные здравницы и экзотические парки.

Мы сегодня, 2 июля, едем в Коктебель, чтобы впервые увидеть Гомерову страну, Киммерию, проплыть вдоль вулкана Кара-Даг до Золотых ворот, поразивших в своё время молодого Пушкина, который позже рисовал их профиль в черновиках к "Евгению Онегину".

Трасса Алушта-Судак упоминается у Аксёнова в "Острове Крым", именно там устраивалась автомобильная гонка. Правда, в книге дорога была заброшенной, а сегодняшняя трасса с очень хорошим асфальтовым покрытием, вот только её характер ничуть не изменился. Это постоянные серпантины, подъёмы и спуски, так что с непривычки у всех пассажиров микроавтобуса начинает "подкатывать к горлу".



На восток от Алушты

Внимательно разглядываем прибрежные посёлки. В общем, все они похожи друг на друга. Здесь, конечно, уже нет больших кирпичных домов, здесь много отдыхающих автомобилистов, а палатки стоят даже на самом пляже, чуть подальше от посёлка. Догадываюсь, что отдых здесь достаточно "бюджетный", только вот как с пресной водой? Но вообще, после тесноты Южнобережных курортов здесь возникает ощущение свободы, совершенной бескрайности моря и неба. А ведь кто-то полюбил именно эти места, и год за годом приезжает в своё любимое "Солнышко" или "Малоречку". Кто знает, может, мы когда-нибудь, устав от экзотики ЮБК (хотя, разве это возможно?), тоже приедем сюда и встанем с палатками на самом берегу моря, чтобы утром просыпаться под прибой и засыпать тоже под ласковое шуршание волны о берег. Чтобы встречать рассвет, сидя у воды, произнося про себя молитву Матери-природе, создавшей такое чудо, как это летнее утро. Чтобы стать единым целым со всем миром, окружающим нас.

Укачивает уже серьёзно и, зная коварство этой дороги, экскурсовод останавливает машину почаще. Дорога огибает холм, и внизу виден в бухте посёлок Рыбачье – отсюда очень живописный вид. Мы разминаем ноги, а экскурсовод рассказывает нам легенду о дереве скумпии, которая цветёт симпатичными пушистыми метёлками розовато-фиолетового цвета. Это дерево чрезвычайно распространено в Крыму, встречается не только в дикой природе, но и в черте посёлков, в парках.

В древнем княжестве Мангуп мужчины ушли воевать, оставив жен, стариков и детей на горной вершине Баба-Кая, а внизу в пещерах разместили рабов. Рабы спустя некоторое время отказались повиноваться. Женщины собрали совет и решили уничтожить непокорных, но рабы прознали об этом, выкрали оружие и сделали женщин своими наложницами. Вернувшиеся мужья сочли для себя позорным сожительствовать с женщинами, имевшими детей от рабов, изрубили жен саблями и покинули страну. На их крови и возросли в Крыму скумпии. (http://travel.kyiv.org)

А вот как о ней писал М.Волошин:

Старинным золотом и желчью напитал
Вечерний свет холмы. Зардели красны, буры
Клоки косматых трав, как пряди рыжей шкуры,
В огне кустарники....



Скумпия

А ещё здесь есть держидерево – колючее создание, которое своими коготками-колючками досаждает немало неприятностей продирающемуся сквозь шибляк незадачливому путнику.

Перекур заканчивается, и мы преодолеваем оставшиеся километры до Коктебеля. Хочется скорее уже приехать, а то мутит даже взрослых. Можно, конечно, было поехать через Симферополь по ровной дороге, но маршрут был выбран специально, чтобы мы сами увидели начало Восточного Крыма.

А вот в Судак мы не заезжаем, но его немножко видно с шоссе, правда, самое интересное – судакская крепость Солдайя - скрыта за горными вершинами… А скоро показываются хребты Кара-Дага. Так называется весь горный массив от Щебетовки до Коктебеля.


Содержание
24 26
Сонный Гурзуф Коктебель и Кара-Даг