Партенит-2004. Путешествие продолжается.

Пушкино

"Вино... удивительно приспособлено к человеку.
Оно в равной мере полезно как здоровому, так и больному,
но... назначенное вовремя и в надлежащем количестве".

Гиппократ (V век до н. э.).

Трудно спорить с великим врачевателем древности, он знал, о чём говорил. Но, мы и не будем, а пойдём в Пушкино в магазин "Вина Крымских подвалов" - пора брать вино "оптом" домой J.

Будем петь оду вину, будем пить вино, ибо не для опьянения ума и тела вино, а для радости вкуса и радости общения людей. Максим Горький, побывав в подвалах "Массандры", написал в книге гостей: "Пил и восхищался. И уехал трезвым только из-за недостатка времени. В вине больше всего солнца…"

Памятуя, что "In vino veritas", смакуя глубокие солнечные мускаты, освежаясь янтарной мадерой, вкушая божественный бархатный кагор или поднимая бокал шипучего шампанского, скажем доброе слово в первую очередь в адрес князя Льва Сергеевича Голицына – отца крымского виноделия. Совершенно уникальной энергии и внешнего типажа человек – "внушительного роста, с гривой развевающихся волос, князь Голицын был похож на былинного богатыря, но вся мощь его духа, вся неукротимая энергия и, кстати, все его громадное состояние были отданы не баталиям, а таинству рождения вина". Голицын, имея такую незаурядную внешность, к тому же вёл соответствующий образ жизни – был не дурак выпить. Мало того, что он напивался в одиночку, но и спаивал окружающих. Выпив, начинал жонглировать бутылками, петь песни. Любил вино настолько, что, даже уходя в мир иной, будучи тяжело больным, всё равно не изменил себе: пил вино из своих подвалов. Как-то один знакомый Голицына, навещая больного Льва Сергеевича, увидев у постели князя на столике в стеклянном стакане коричневато-красную жидкость, изумился: "Так вы всё-таки на чаёк перешли, Лев Сергеевич?" "Ни в коем разе! Боже упаси! Всю жизнь пил вино и Вам советую!" Вот таким был интересным и увлечённым человеком князь Голицын.



Магазин "Вина Крымских подвалов"

Почему-то уже второй раз, когда мы собираемся в Пушкино за винами, начинается непогода… В этот раз в Пушкино нас ожидает "сюрприз": продавец-мужчина говорит, что коньяк, из-за которого, собственно, туда и пошли, нет, но должны часа через два подвезти. Решаем ждать "привоза". Берём пиво, сидим-ждём под козырьком. Крапает совсем не по-крымски мелкий дождик.

Где-то через пол часика выходит продавщица:
- Вы чего сидите?
- Коньяка ждём. Мы из-за него только сюда и пришли. Вино и у нас в Партените есть…
- Ну, вообще, есть коньяк из дубовой бочки на витрине, год хранился, но подороже…
- Так что ж вы раньше не сказали-то? Конечно, берём!

Отменный, скажу вам, оказался "Борисфен", отменный... Конечно, любители и ценители коньяков мне тут же могут возразить, мол, лучше армянского (французского, etc.) коньяка ничего в мире нет, ну, что ж, возможно, они будут правы. Но "Борисфен" - это часть солнечного Крыма, в нём только солнце и виноград, а что ещё особенно примечательно - коньяк очень мягкий на вкус, что не скажешь о дорогом и действительно фирменном "Коктебеле". Попробуйте. Я думаю, вам понравится.


Содержание
26 28
Коктебель и Кара-Даг Мускат Белый Красного камня. Ода.