Бронзовому веку человечество обязано целым рядом изобретений, давших мощный толчок развитию техники и экономики. Появились корабли, двигавшиеся с помощью весел и парусов, изобретено колесо, приручены овца, корова, коза, лошадь: "...пастушеские племена выделились из остальной массы варваров: это было первое общественное разделение труда"11.

Памятники этого периода под Севастополем немногочисленны. На западном склоне высоты с отметкой 780 м, на расстоянии около 9 км к востоку от села Новобобровское, находится вход в пещеру Сюндюрли (или Сюндюрлю-Коба), впервые описанную в 1868 году известным крымским краеведом В. X. Кондараки12. Из специалистов-археологов ее обследовали: Н. И. Репников (1907 г.), С. И. Бибиков (1956 г.), О. Я. Савеля (1963 г.). Раскопки памятника, к сожалению, не проводились.

Пещера состоит из большого зала с двумя входами, рядом с северным - небольшой грот, который служил, судя по находкам керамики, стоянкой пастухов с эпохи поздней бронзы вплоть до начала XX столетия. В IX веке в зале сооружается небольшая часовня, возможно, на месте бывшего здесь языческого святилища. Она просуществовала до XV века.

Из зала в глубь горы идет наклонный узкий коридор, упирающийся в завал. Коридор вел во второй пещерный зал, свод которого рухнул уже в нашем веке. Среди камней попадается много человеческих костей, что делает вполне правдоподобной легенду, приводимую В. X. Кондараки по поводу ее названия ("потухшая пещера" - в переводе с тюркского). Легенда гласит, что в 1475 году при завоевании генуэзских колоний в Крыму турками здесь укрывались генуэзцы. Враги развели перед входом костры и задушили всех дымом. О существовании второго зала с массой костей свидетельствует Н. И. Репников, бывший в пещере в 1907 году13.

Если до первого тысячелетия до н. э. исторические данные позволяют говорить только о различных периодах развития человека, то позже становится возможным вести речь о конкретных племенах и культурах Крыма. Помимо киммерийцев, "которые были народом легендарным, таинственным, уже во времена Геродота (V в. до н. э.)"14 здесь обитали тавры, племена так называемой кизил-кобинской культуры* и скифы. Об этом свидетельствуют богатый археологический материал и письменные источники. Это уже период раннего железа. * примечание: Названа по месту открытия - пещере Кизил-Коба в верховьях реки Салгир.

До недавнего времени было широко распространено мнение, что кизил-кобинские и таврские памятники принадлежат к разным этапам одной культуры, носителями которой считали тавров. Но А.А. Щепинский еще в 1962 году15 высказал мнение, целиком подтвержденное археологическим материалом последующих лет, что тавры и кизил-кобинцы - разные племена, хотя и жившие почти одновременно по соседству друг с другом.

Время обитания тавров в Крыму датируется с Х-IX века до н. э. по III век н. э., племен кизил-кобинской культуры - с IX-VIII века по III-II век до н. э. И те и другие обитали в горном и предгорном районах. Разница культур проявлялась в орнаменте керамики, найденной при раскопках. Если таврская керамика только изредка украшена простейшим резным орнаментом, то кизил-кобинская зачастую имеет резной орнамент в форме правильных ромбов и треугольников.

Об этом периоде имеются письменные источники. Самый ранний из них - упоминание о таврах Геродота. Описывая поход персидского царя Дария на скифов в 512 г. до н. э., сообщает, что последние призвали на помощь тавров, но те отказались принять участие в войне, происходившей не на их территории. В дальнейшем упоминания о таврах у греческих авторов весьма часты, причем это племя имеет дурную репутацию жестоких пиратов, которые не только грабят путешественников, но и приносят их в жертву своей богине Деве. Самым известным местом пиратских операций тавров была Балаклава.

Но, разумеется, пиратство для тавров не было основой экономики, а только "подсобным промыслом". Средства для жизни им давало скотоводство, земледелие, охота, ловля рыбы и дельфинов, сбор морских моллюсков. Аналогичной была экономика и кизил-кобинских племен. То, что древние авторы пишут только о таврах, не отделяя их от носителей кизил-кобинской культуры, объясняется сходством образа жизни - древние греки считали их одним народом или даже одним из скифских племен.

В окрестностях Севастополя тавры, вероятно, обитали в горах Главной гряды Крымских гор и в Байдарской долине, а кизил-кобинцы в Инкерманской долине, где хорошо исследовано поселение Уч-Баш на склонах Сапун-горы, обращенных к левому берегу реки Черной.

Скифы появились на Керченском полуострове в конце VII века до н. э., а в предгорьях Крымских гор в V-IV веках до н. э. Их культура резко отличается от таврской и кизил-кобинской, характеризуясь так называемым "звериным стилем" - изображением различных животных на своих изделиях.

На исторические судьбы юго-западного Крыма в середине I тысячелетия до н. э. большое влияние оказало два фактора: появление скифских племен в предгорном Крыму и создание на берегу нынешней Карантинной бухты греческого города Херсонеса Таврического - колонии расположенного в Малой Азии города Гераклеи Понтийской (422-421 гг. до н. э.).

Место для города было выбрано очень удачно. Перешеек мыса, на котором он стоял (на картах XIX века называется мысом св. Владимира), было легко перегородить стеной, создав надежное укрепление; защищенная от ветра и волн бухта давала пристанище кораблям. Вокруг расстилалась слабо холмистая поверхность Гераклейского полуострова, с которого можно было издалека заметить приближающийся вражеский отряд. Почва была каменистой, неудобной для земледелия, но давала прекрасный строительный материал для сооружения крепостных стен и городских построек. Так возник еще один "полис" - город-государство, которые уже во множестве окружили берега Черного моря. Это была демократическая рабовладельческая республика.

Трудно сказать, как первоначально складывались отношения новых поселенцев с аборигенами - таврами и кизил-кобинцами. "Проблема контакта" издавна занимает исследователей, но пока нет убедительных археологических данных, чтобы создать стройную картину. Молчат и другие источники. Пока можно сделать вывод, что внедрение греков в эти места проходило относительно мирно. Гераклейский полуостров ничем не мог привлечь аборигенов, как место постоянного поселения. Их племена были малочисленны, родоплеменной строй и родовые обычаи отличались особой устойчивостью. Обычай приносить в жертву военнопленных доказывает, что в их среде не получило развития даже патриархальное рабство. Античные авторы упоминают о "царях" тавров. Очевидно, это были племенные вожди, что дает основание предполагать известную обособленность племен, наличие межплеменных столкновений, образование временных военных союзов племен16.


11 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1950, с. 165.

12 Кондараки В. X. Байдарская долина. - ЗООИД, т. 7. Одесса, 1868, с. 292-293.

13 Репников Н. И. Разведки и раскопки на Южном берегу Крыма и в Байдарской долине в 1907 г. - ИАК, вып. 30. Спб., 1909, с. 122.

14 Щепинский А. А. Красные пещеры, с. 44

15 Домбровский О. И., Щепинский А. А. Археологические загадки Красных пещер. - В кн.: Как раскрываются тайны, Симферополь, 1962.

16 Щульц П.Н. О некоторых вопросах истории тавров, - В кн.: Проблемы истории Северного Причерноморья в античную эпоху. М.,1959, с. 265-266.

предыдущая страница           следующая страница