Самое старое здание в Севастополе - это церковь Всех святых на городском кладбище по улице Пожарова (сооружена в 1822 году, но с тех пор неоднократно перестраивалась).

Как уже говорилось, в 40-х годах прошлого века началась реконструкция центра города по инициативе адмирала М. П. Лазарева. Реконструкция проводилась под знаком классицизма, хотя в других городах России в это время обнаруживается увлечение эклектикой. Причина интереса к классицизму, видимо, кроется в личных вкусах адмирала М. П. Лазарева, в значительной мере контролировавшего застройку.

Единственный бесспорно сохранившийся жилой дом того времени - это "дом Волохова" - последняя квартира В. А. Корнилова на углу улиц Павличенко и Суворова. Несмотря на ремонты и перестройки, он сохранил свои фасады. Они строги и симметричны, плоскость стены разбивают только оконные проемы и строгие сандрики над окнами второго этажа.

Неподалеку - Петропавловская церковь, любопытный пример использования античного храма для русского культового здания. Автор проекта - инженер-поручик В. А. Рулев, постройка окончена в 1844 году. Долго считалось, что это копия одного из древнегреческих храмов - Тезейона или Парфенона (оба в Афинах), но даже беглое сравнение размеров и числа колонн показывает, что Петропавловская церковь - оригинальное произведение, созданное с применением классицистических форм и элементов.

Для храма избран был дорический ордер, отличающийся суровыми "мужскими" пропорциями. Охваченный колоннадами по всем фасадам, поставленный на несколько приподнятую площадку - крепидому, храм стоит на краю Центрального холма, обращенного к Южной бухте. Его каннелированные колонны выполнены из сарматского известняка и несут на себе антаблемент, завершающийся на торцевых фасадах треугольными фронтонами. Здание дважды было разрушено и восстановлено. Сейчас здесь городской Дом культуры. Зал сохранил хорошую акустику.

Несколько позже храма (в 1846 г.) было построено сооружение, которому было суждено стать своеобразным символом, эмблемой Севастополя, известным всей стране. Это Графская пристань на площади Нахимова, связанная с важнейшими историческими событиями. О них повествуют многочисленные мемориальные доски.

Пристань на этом месте - одна из первых в городе. Об этом свидетельствует даже название, которым она обязана графу М. И. Войновичу, второму (после Ф. Ф. Мекензи) командующему Севастопольской эскадрой (в 1786-1790 гг.) Официальное название - Екатерининская - упорно игнорировалось севастопольцами во все времена.

В тридцатых годах, ее украсили каменной лестницей, а в 1837 году военный инженер Д. Уптон разработал проект колоннады и павильонов. Проект был представлен Николаю I и был "высочайше утвержден за исключением колоннадной галереи, которая исключается вовсе"58. В таком виде пристань была построена, и это означает, что павильоны по сторонам лет на шесть старше колоннады.

Но М. П. Лазарев не оставил попыток завершить ансамбль, был даже использован довод, что какой-то извозчик, будучи пьян, однажды съехал по лестнице в темноте и свалился в море. Наконец в 1844 году разрешение было получено, и через два года портик построили. У подножия лестницы - две мраморные скульптуры лежащих львов, а в нишах колоннады поставили четыре мраморные статуи (копии античных) работы итальянского скульптора Фердинандо Пелличио (сохранились только две).

Сдвоенная колоннада дорического ордера образует парадный вход на пристань - пропилеи. Каннелированные колонны несут антаблемент, венчаемый аттиком. На нем высечена дата постройки. Пропилеи фланкируют два небольших изящных павильона (к сожалению, их уродуют позднейшие постройки), а за колоннадой четырьмя пологими маршами к морю спускается широкая, парадная лестница, охраняемая мраморными львами.

Облик Графской пристани величав, прост и классически благороден.

На Центральном холме, рядом с памятником В. И. Ленину, сохранился еще один любопытный памятник архитектуры того же периода. Это Башня Ветров - восьмигранная, двухъярусная башня с конической кровлей, увенчанной небольшим шпилем (на нем раньше вращался флюгер). Под карнизом фриз-зофор с барельефами - символами ветров разных частей света, заимствованными из древнегреческой мифологии.

Башня входила в комплекс здания Морской библиотеки (построено в 1849 г.), сгоревшего в 1855 году, в последние дни осады. Она служила вытяжной шахтой для вентиляции книгохранилищ. Часто можно прочесть в разных путеводителях, что это сооружение - копия одноименной мраморной (севастопольская из известняка) башни в Афинах, построенной в середине I века до н. э. архитектором Андроником из Кирры и служившей павильоном для водяных часов. Башня в Афинах хорошо сохранилась, и ее сравнение с севастопольской доказывает оригинальность последней. Разумеется, авторы знали о существовании работы Андроника, видели рисунки башни, но переработали античный образец в связи с новым функциональным назначением, как части вентиляционной системы. Барельефы на башне - копия афинских, у обеих башен по восемь граней (по числу барельефов), но на этом сходство кончается. Афинская башня значительно массивнее - при одинаковой высоте ее грани почти в три раза шире. У нее три входа, обрамленные портиками, и ни одного окна. У севастопольской наоборот - входов нет, а по второму ярусу в каждой грани устроен изящный оконный проем, перекрытый аркой. Кто автор памятника? В то время им обычно являлся производитель работ, фамилия его сохранилась. Морскую библиотеку (и, естественно, башню) строил инженер-кондуктор Дикорев. Но трудно поверить, чтобы кондуктору (унтер-офицерский чин во флоте) доверили проектирование такого ответственного здания. Вероятно, им руководил уже знакомый нам по Графской пристани инженер-полковник Д. Уптон, входивший в комиссию офицеров, ведавшую строительством.

К этому времени относятся также Михайловская церковь (1848 г.) - однонефная базилика с полукруглой апсидой на улице Ленина; казармы на Корабельной стороне, входившие в состав Лазаревского адмиралтейства (построены в 40-х гг. XIX в.); и форты Северной стороны. Их сохранилось только два из пяти, существовавших до Крымской войны: Михайловский и Константиновский (1846 г. и 1847 г.).


58 ЦГА ВМФ СССР, ф. 326, оп. 1, д. 13951.

предыдущая страница           следующая страница