7. КАЛАМИТА - ИНКЕРМАН - БЕЛОКАМЕНСК

 И коран и крест забыты,
Но среди руин и ран
Живы старый Инкерман
И пещеры Каламиты.
 В. Диваков

Город Белокаменск - часть Севастополя, административно подчиненная Балаклавскому районному совету. Стал городом он сравнительно недавно - в 1976 году. Прежде именовался поселком Инкерман. Это название сохранилось в наименованиях Инкерманской долины, Инкерманских высот и расположенных здесь железнодорожных станций Инкерман-I и Инкерман-II.

Город расположен в верховьях Севастопольской бухты, у подножия окружающих ее возвышенностей. Здесь же в бухту впадает река Черная, образуя обширную низменную равнину.

Поселок (ныне город) возник, в основном, в послевоенные годы для работников расположенных здесь промышленных предприятий. Но на его территории находится много памятников археологии и архитектуры, самый заметный из них - руины крепости Каламита на вершине Монастырской скалы. В 1948 и 1950 годах в крепости производились раскопки под руководством Е. В. Веймарна, обнаружившие остатки оборонительных сооружений, относящихся к VI веку н. э., но большая часть территории памятника (площадь внутри стен - 7500 кв. м) археологически не исследовалась, а сохранившиеся стены и башни возведены в начале XV века владетелями княжества Феодоро и впоследствии перестроены турками.

Крепость феодоритов называлась Каламита. Топоним этот переводят по-разному, то с новогреческого, как "хороший мыс" (А. Л. Бертье-Делагард), то с древнегреческого, как "камышовая" (О. Я. Савеля), есть и другие толкования. Приведенные здесь названия не противоречат природным особенностям местности: скала, на которой стоит крепость, действительно выдается в виде мыса, а камыш до недавнего времени обильно рос у ее подножия, да и сейчас еще кое- где встречается.

Так как бухта под крепостью в устье реки Черной была в прошлом очень мелка, то морские корабли разгружались в порту Авлита, откуда товары доставлялись в Каламиту на лодках или по суше вдоль берега. Крепость и поселение у ее стен служили крупным перевалочным пунктом в торговле юга с севером. Отсюда враждебные отношения генуэзцев, смотревших на Каламиту как на опасного конкурента их собственной фактории в Чембало. В 1433 году им даже удалось неожиданным нападением захватить и сжечь крепость, но вскоре она была восстановлена. Известный в XIX веке писатель Евгений Марков, посетивший Инкерман в 60-х годах, заметил: "Местоположение Инкермана природою назначено для фактории воинственных торговцев, тут ключ разом и к морю и к земле"74.

Крепостная ограда с башнями ограничивает крайнюю часть Монастырской скалы с той стороны, где она доступна для пешехода. Ограда упирается в отвесные обрывы, по их склонам подняться невозможно, поэтому здесь укреплений нет. Каламита, как и Чембало, воплощенное подтверждение мысли о "безграничном многообразии" замковых сооружений, высказанной известными специалистами по истории градостроительства А. В. Буниным и Т. Ф. Саварской: "План замка получал неправильные округлые или угловатые очертания, повторяющие собой все изгибы и изломы естественной скалы, вершину которой увенчивал замок. Такие живописные очертания плана придавали замку художественную естественность. Видимые извне замковые башни и стены казались продолжением скалы, как будто бы породившей архитектурные формы замка. Поскольку природа не любит повторений, постольку и архитектура замков, так тесно связанная с природой, становилась индивидуальной"75.

Дорога в крепость проходит через тоннель под железной дорогой и подводит к старому фонтану св. Климента (папы римского, который по религиозному преданию, впрочем довольно сомнительному, был сослан в I веке н. э. в местные каменоломни). Фонтан полуразрушен, но видно, что он был оформлен, как большинство старых источников в Крыму, в виде стелы с нишей, завершенной треугольным фронтоном.

Рядом кладбище (XIX-XX вв.), заросшее большими деревьями; мощенная крупным, грубым булыжником дорога поворачивает вправо, к монастырю (о нем позже), но перед его постройками влево отходит древний путь вверх, в крепость. Он крут, извилист, местами сужается в тропу. Подъем идет вдоль старого, заброшенного виноградника, иногда это неширокий пандус, вырубленный в скале, в котором колеса экипажей выбили заметные колеи. Подъем приводит к массивной, трехъярусной, полукруглой надвратной башне, перерезанной глубоким въездным тоннелем (здесь были ворота) с арочным сводом. На замковом камне свода виден крест и следы греческой надписи.

Надвратная башня стоит на самом краю многометрового отвесного обрыва над Инкерманской долиной, по которой протекает река Черная (ее путь отмечен купами деревьев). На противоположной стороне долины - каменный хаос из огромных глыб: следы чудовищного взрыва. Летом 1942 года, в последние дни обороны, защитники взорвали склады боеприпасов, находившиеся в подземных выработках. Справа - широкой рекой уходит к морю Севастопольская бухта.

Следующая башня стоит очень близко к надвратной, длина куртины здесь всего 12 м. Вероятно, это сделано для фланкирования ворот.

Башня № 2 такого же типа, что и трехстенные башни (полубашни) Чембало, - полукруглая снаружи, квадратная изнутри, она сохранилась до высоты более 12 м. От нее начинается высеченный в скале глубокий ров. В отвесном эскарпе (внешняя сторона рва) вырублены пещеры. Назначение их не совсем ясно, быть может, они служили казематами, где скрывались защитники крепости, чтобы атаковать врага, проникшего в ров.

Башня № 3 угловая и поэтому была особенно укреплена. Это видно по ее размерам (в плане 12 м х13 м), но она так сильно разрушена, что невозможно судить о деталях конструкции. Башня выступала вперед за линию стен, чтобы обеспечить фланкирование рва.


74 Марков Е. Очерки Крыма. Спб., 1902, с. 134.

75 Бунин А. В., Саварская Т.Ф. История градостроительного искусства, т. 1, М., 1980, с. 144.

предыдущая страница           следующая страница