Лучше других сохранилась башня № 4 (барбакан), самая интересная из всех. Она вынесена вперед, за ров, и играла роль почти самостоятельного крепостного сооружения. С основной оградой ее соединяла стена, проложенная поперек рва, по верху которой под прикрытием зубцов воины могли переходить из башни в крепость и обратно. Башня построена в форме неправильного овала (наибольшие размеры 11 м х 13 м), сторона ее, обращенная к крепости, плоская. Внутри древние камни обильно увиты плющом.

Дальше к обрыву стена имела еще две куртины с таким же числом башен (последняя стояла почти на краю обрыва), но от них почти ничего не осталось. У башни № 5 в стене - боевая калитка для вылазок гарнизона, первоначально именно здесь были ворота, перенесенные на нынешнее место после устройства рва.

От ворот через крепость проходила улица, по сторонам ее угадываются следы построек.

Каламита была достаточно известна и до турецкого завоевания и после этого, отмечена на картах начиная с XV века. Ее посещали путешественники, оставившие описание крепости и поселения. М. Броневский упомянул Инкерман ("пещерная крепость", так турки переименовали Каламиту после ее захвата в 1475 г.) в своем "Описании Крыма". Уже в его время поселение находилось в упадке. М. Броневский отмечает здесь большую каменную крепость, мечеть и три пристани, название одной из которых он даже приводит. Она называлась Portus Pactorum (порт Договоров).

Э. Д. д' Асколи, бывший в Крыму в XVII веке, пишет, что Инкерман уже при турках превратился в довольно большой город. Через него проходила торговля с южным берегом Черного моря. Но в первой половине XVII века Инкерман разрушили казаки (автор не пишет, были это запорожцы или донские казаки) - факт чрезвычайно интересный и малоизвестный. Оказывается, отважные казаки нападали не только на прибрежные города типа Евпатории, Феодосии или находящиеся на южном берегу Черного моря, но добирались и до крепости, лежащей в самом конце Севастопольской бухты.

Чрезвычайно любопытные сведения об Инкермане содержит памятник древнерусской письменности - "Повесть известна и удивлению достойна о мощах неведомого святого, како обртошася и в коих странах и в коем граде и в которое время, списано многогрешным попом Иаковым в лето 7431 года". "Многогрешный поп Иаков" был в Крыму в составе русского посольства в 1633-1634 годах и хорошо обследовал Инкерман, привлеченный сюда пещерами, где сохранялись следы христианских церквей. Он пишет: "Верхоруж той горы городок каменный не велик и немноголюден... и живут в нем татарове и греки и армяни, к тому же городку из моря пролива, и тою проливою с моря приходят корабли от многих стран". Далее автор подробно описывает христианские святыни (мы еще вернемся к ним, когда будем говорить о монастыре) и сообщает о находке мощей неизвестного святого, творящих всевозможные чудеса. Иаков собирался перевезти мощи в Россию, но святой явился ему во сне и запретил это делать, заявив: "а яз убо хошу по прежнему зде учините Русь"76. В последних словах раскрывается смысл легенды - автор мечтает о присоединении Крыма к России и готовит для этого идеологическую базу.

В 1773 году посланная с зимовавших в Балаклавской бухте русских кораблей съемочная партия под руководством штурмана И. Батурина составила первый подробный план Ахтиарской (ныне Севастопольской) бухты и "города Инкермана"77. На плане внутри крепостных стен показано семь зданий и в слободе перед крепостью - около 50 домов. Перед воротами, метрах в 140 от них в сторону "поля", указана еще одна башня, не связанная с крепостью. Дорога проходила сквозь нее. Дома слободы объединялись в восемь небольших кварталов. Судя по плану, деревня Инкерман помещалась под крепостью, в ней показано 30 домов. (Кстати сказать, деревня Ак-Яр в Сухарной балке, именем которой много лет называли Севастополь, была намного меньше - всего восемь домов.)

На плане И. Батурина ясно нанесена дорога из Килен-бухты в Инкерман, обозначено также место, где находилась Авлита - порт Каламиты.

В апреле 1777 года в Инкермане впервые появились русские войска, в крепости установили конный пикет, в задачу которого входило предупреждать командование в случае появления в бухте турецкого флота. Видимо, турки не оставляли мысли об оккупации полуострова, опираясь на поддержку той части населения независимого Крымского ханства, которая мечтала свергнуть тяготевшего к России хана Шагин-гирея, чтобы подчиниться власти Турции. Но командовавший войсками в Крыму генерал-поручик А. В. Суворов распорядился разместить по берегам бухты по три пехотных батальона с артиллерией и резервами и начать строить батареи как по берегам, так и в Инкермане. Опасаясь оказаться запертым в бухте, турецкий флот ушел в море. Пехотный полк провел во вновь созданных укреплениях и в деревне Инкерман зиму 1778/79 года. В мае 1779 года русские войска были выведены из Крыма, а укрепления уничтожены, чтобы ими не смогли воспользоваться турки.

После присоединения Крыма к России памятники полуострова стали доступны не только русским, но и иностранцам. Одной из первых посетила Инкерман (в 1786 г.) знатная английская путешественница леди Кравен, оставившая краткое описание монастыря. Потом Инкерман посетили и описывали: П. С. Паллас, писатель П. Сумароков, француз Дюбуа де-Монпере, англичанин Кларк. Первое подробное обследование памятника выполнил в 1845 году морской офицер 3. Аркас. Он впервые высказал мысль, что пещеры во рву - возможно, казематы. При нем еще крепостные стены от надвратной башни до барбакана сохранились почти во всю высоту (около 6 м) и были снабжены девятью амбразурами. В крепости кроме главной улицы прослеживались еще два поперечных переулка, полуподземная церковь, фундаменты домов, бассейн, цистерна для сбора дождевой воды и засыпанный колодец.

Во время Крымской войны Каламите снова пришлось вспомнить свое боевое назначение. Вплоть до заключения перемирия она служила опорным пунктом инкерманской позиции русских войск. В крепость попадали ядра и штуцерные пули. В самый день заключения перемирия, в феврале 1856 года, французские стрелки, скрывавшиеся на левом берегу реки Черной, открыли огонь по находившемуся в крепости известному герою первой обороны генералу А. П. Хрущеву со свитой. К счастью, никто не пострадал.

Во второй половине XIX века крепость обследовал известный ученый, археолог и инженер А.Л. Бертье-Делагард. Результаты, опубликованные им в 1886 году, пролили свет на конструктивные особенности, время сооружения памятника. Прежде всего он сразу выявил два строительных периода, крепость Каламита и турецкий Инкерман. Первоначально укрепление имело довольно тонкие стены (толщиной около 1 м), увенчанные зубчатым парапетом. Воины ходили вдоль стен по специальным деревянным помостам. В крепости было только пять прямоугольных полубашен, ров отсутствовал. Кладка бутовая - на известковом растворе.


76 ЗООИД, т. 2, Одесса, 1850, с. 688, 690.

77 ЦГА ВМФ СССР, ф. 1331, оп. 4, д. 428.

предыдущая страница           следующая страница